29.07.2020 Сергей Печенегов Арктика и Антарктика, Походы, Россия, Россия и СНГ, Страны
Комментариев: 4
Просмотров: 521

Автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г. Часть II. Мы были первыми

Начало читайте здесь: Автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г. Часть I. Вторая попытка

6 Апреля

Вот уже две недели, не унимаясь, дует в лицо жесткий северный ветер. Встречный дрейф ежедневно «съедает» несколько миль, с таким трудом отвоеванных нами у Ледовитого океана. Отставание от намеченного в Москве графика движения становится всё заметнее. Пришла пора экономить харчи.

С каждым днем все жиже обеденный супчик и меньше порция галет на ужин. А аппетит тем временем давно набрал чудовищную силу. Остается тешить его воспоминаниями о вольных хлебах и тайными запретными мечтами о домашних разносолах.

Цепи торосов на нашем пути чередуются с широкими каналами полыней, затянутых влажной корочкой зыбкого льда. Лыжи и санки вязнут в просоленной снежной кашице, сковывая движения. Впереди, прокладывая наиболее безопасный и наименее трудный маршрут, обычно идут Чуков или Конюхов. Им тяжелее других. У впереди идущего («направляющего») в постоянном напряжении не только ноги, но и нервы. Велик груз ответственности. Больше шансов провалиться под лед. За спиной идти проще и легче. Володя Чуков идет мощно, напористо, поспеть за ним не всегда удается. Мне больше нравится идти за Федей. Он движется мягкой кошачьей походкой, ровно и спокойно, лавируя между торосами, словно закладывая галсы на паруснике. Стиль опытного моряка-яхтсмена дает о себе знать.

Обедать остановились за высокой грядой молодых торосов. Все единодушно облюбовали это место. Во-первых, безветренно, а во-вторых, красиво. Исполинских размеров голубая льдина возвышалась над торосами, создавая необыкновенно живописную композицию с ярким солнечным диском и оранжевым куполом палатки. Аромат супа-харчо уже разливался по палатке, когда раздался негромкий, но зловещий хруст льда, знакомый предвестник торошения. Дальнейшие события развивались в стремительном темпе. После мощного щелчка откололся кусок льдины, на которой стояла палатка.

«Пол» под нами вздыбился, и мы вместе с вещами стали скатываться к стенке палатки. Медлить было нельзя. Федор голыми руками схватил горячий, только что снятый с примусов автоклав с супом и первым выскочил из палатки. За ним катапультировались остальные, в том виде, в каком нас застал момент. Полураздетые и разутые. Быстро свернув палатку, мы успели оттянуть ее вместе с содержимым в безопасное место, вызволив свое жилище из провала буквально за несколько секунд до того, как голубой исполин, очаровавший нас своим живописным видом, рухнул как раз на место нашего недавнего пребывания.

Спаситель супа харчо Федор Конюхов

Когда, разгоряченные борьбой со стихией, мы вновь забрались в палатку, суп еще не успел остыть. К счастью, обошлось без потерь.

Строки из походного дневника:

7 апреля

Писать не могу, карандаш не слушается. Неразборчивые каракули. С 26-го марта дует с северных краев. Продвигаемся медленно, т.к. дрейф съедает пройденные мили. Идти тяжело. Ветер тормозит движение, бьет в рожу.

Борода вся в кровоточащей коросте. Щеки тоже в коростах. Руки — моя беда. Особенно большие пальцы. На ходу отвлекаешься, а в тепле начинаются сильные боли. Жру седалгин, по ночам плохо сплю. Ногти отваливаются, все руки в глубоких болезненных трещинах, куски мяса. Большой палец на левой руке ледяной и твердый, как камень. Не пора ли точить ножичек? Начал принимать антибиотики. На левой ноге отвалились два ногтя.

Вечером Егоров зачитал радиограмму от Томочки. У меня праздник! Все втайне завидуют мне (мне так кажется).

Дрейф по-прежнему оттаскивает нас на юг. Идем, вроде, много, но, как будто, пробуксовываем. Примуса работают плохо. Чуков постоянно их чистит.

8 апреля

С утра видно, что надо ждать хорошей погоды. Солнце, ветер с запада-северо-запада слабый. Чувствуется приближение весны.

Дорога хорошая. Спим мало, с часу до шести. Дежурный встает в пять тридцать.

11 Апреля

Всю ночь, атакуя палатку снежными залпами, дул сильный низовой ветер с юга.

К утру ветер не унялся, но поменял направление почти на противоположное. Синоптик Саша Рыбаков в утренней сводке погоды сообщил: температура — 35, ветер северо-западный, 10-15 м/с, видимость не более 50 м. Очевидно, что при такой погоде разумнее всего не высовывать носа из палатки. Пургуем. А это значит — удастся поспать.

В обычные дни время от отбоя до подъема — пять-шесть часов. У дежурного и того меньше, он встает на час раньше. С учетом неоднократных ночных вылазок на улицу, чтобы «посмотреть на погоду», чистое время, отпущенное на сон, часто не превышает трех-четырех часов.

Строки из походного дневника:

12 апреля

День космонавтики. Ветер по-прежнему в рожу, но послабее. Вчера был северный 10 — 12 м/с. со снегом при температуре — 35 °. Решили не идти. Весь день спали, с перерывами на перекус и ужин.

13 апреля

Мы по-прежнему на широте 85 ° 38 ‘. Вчерашний переход скушал дрейф.

14 Апреля

Ветер стих. Морозно. Необыкновенный, по-весеннему солнечный день. Идётся легко, с настроением. Как бы подчиняясь всеобщей гармонии, выровнялась дорога. Впервые в этом походе преодолели за день в северном направлении четырнадцать миль, то есть почти двадцать шесть километров. Неплохо. Это позволило компенсировать потери на южный дрейф во время пурги.

Неузнаваемо преображает солнце арктический пейзаж.

Помнится, как-то в Тикси главный хранитель краеведческого музея Татьяна Тимофеевна Герасимова, показывая нам самую северную в мире картинную галерею, высказала мысль о том, что для жителей Арктики, в пейзаже которой доминирует графика, цвет, как нравственная опора, совершенно необходим. И что этот цвет, сочный и яркий, призваны нести специально подобранные в экспозиции полотна художников. Думаю, что это справедливо лишь отчасти. Вряд ли способна кисть живописца передать необыкновенную палитру красок Арктики. Сколько тончайших оттенков, от прозрачно голубого ультрамарина до чистейшего изумруда можно обнаружить, взглянув на самый обыкновенный кусок морского льда, подсвеченный лучами апрельского солнца. А как весело и празднично искрятся на солнце маленькие кристаллики снега!

21 Апреля


Достигли точки возврата нашей экспедиции восемьдесят седьмого года — 87град. 32 мин. северной широты, ставшей последним рубежом Юры Подрядчикова. Сегодня день светлой памяти о нашем товарище, мечтавшем о Полюсе. Свою мечту он завещал сыну. И Андрей с честью выполняет заветы отца, аттестуясь Арктикой на зрелость, мужество и человечность.

Без этих качеств человеку здесь не выжить.

Андрей Подрядчиков (самый молодой боец в команде)

Фотограф Андрей Подрядчиков

Позади около тысячи трудных километров, пятьдесят изматывающих до изнеможения дней и ночей. Но самые трудные дни, по-видимому, впереди.

Груз наш ощутимо уменьшился, однако нет уже той силы и свежести, что были на старте. Мышцы всего тела изрядно уменьшились в объеме и приустали. Наши продукты на исходе. Норма их расхода ограничена до минимума и находится на строжайшем контроле.

На ужин сегодня манная «каша», на которую завхозом отпущено чуть более кружки крупы и пять ложек сухого молока. Это на десять-то жлобов. Правда, кроме каши каждый получает по пятьдесят граммов копченой колбасы, четыре кусочка сахара и две галеты. Ужин более чем скромный при нашей энергоотдаче. Но другого выхода нет, если мы хотим дойти до Полюса. На привалах привычным занятием стал «малый перекус». Из нагрудного кармана церемонно извлекается «заначный» пакетик, и его содержимое — мелко нарезанные ломтики сала или крохотный сухарик, несколько кусочков сахара или шоколадные крошки, орехи или изюм, словом, все, что удалось сэкономить от скудного дневного рациона, долго смакуется малыми порциями. Федор с удовольствием жует даже вываренную чайную заварку. Такие перекусы создают ощущение прилива сил. Но это, скорей, из области психологии.

Сегодня нам стало известно, что Файнес, не выдержав физических нагрузок и жестоких морозов, отказался от продолжения очередного штурма Полюса.

22 Апреля

Упадок сил у Васи Жуковского. Он еле держится на ногах. Видимо, сказывается физическое и нервное истощение организма. Полностью разгружаем его, но и это не помогает. На предпоследнем переходе он не справляется с головокружением и падает на лыжне. Быстро ставим палатку. Отпаиваем Васю горячим сладким чаем.

Строки из походного дневника:

Третий день Вася и Таня идут без саней. У Васи признаки дистрофии. Головокружения, «ватные» ноги. На следующий день он упал .Метров 500 мы с Валерой тащили его до палатки. Это на широте 87°32 ‘. Роковая широт!. В этот день поминали Подрядчикова Юру, умершего два года назад на этой широте. Разгрузили Васю до личных вещей. То же с Татьяной, правда, она не падает на лыжне. Кастрюли, «накидушку» от спальника взял у нее Федор.

23 Апреля

Вася чувствует себя достаточно уверенно, чтобы самостоятельно передвигаться с облегченным рюкзаком. Мы продолжаем путь. Сане Рыбакову сегодня исполнилось 37 лет.

Саня Рыбаков

Праздничный вечерний ритуал проходит по полной программе. Саня торжественно восседает у примусов и готовит свой фирменный плов с корейкой и какао. Сегодня он впервые за два последних месяца снял шапку и причесался. Мы тоже последовали примеру именинника. Теплые слова поздравлений растрогали Сашу до слёз. Скромный и застенчивый от природы, в эти минуты был он очень взволнован и, кажется, по-настоящему счастлив. Я в качестве подарка посвящаю ему стихотворение, сочиненное на маршруте.

После трапезы мы долго разговариваем, обсуждая планы будущей экспедиции по Антарктиде. «Парни, мы обязательно побываем с вами еще и на Южном полюсе», — горячится Федор, хотя ему никто и не пытается возражать.

Строки из походного дневника:

23 апреля

Сегодня праздник, у Рыбакова день рождения. 37 лет. С утра кофе, на перекус орехи с черносливом. Вечером предстоит праздничный ужин.

Сидим в ожидании праздничного ужина. Саня готовит плов. Чуков раскололся на пять (!) кружек риса. Плов будет с корейкой и салом, луком, чесноком и грибами. Стоят божественные запахи. Андрей готовит в кружке медовуху. Одну кружку пролил, упала с примуса. Жалко, меда осталось совсем мало, на два градуса широты. На закусь идет какао и халва. В общем, пир на весь мир. Ура!

Главный сюрприз — Андрей достал бутылку литровую польской водки, которую ему отец, уходя в свой последний поход в 1987 году, завещал выпить в самый светлый час. Много было сказано Саше теплых слов. Он даже прослезился.

Я спел, сочиненную на маршруте, песню «Полярный штурман». Ребятам, по их словам, песня понравилась.

Лыжню на Полюс, лыжню на Полюс
Мы бьем отчаянно три недели.
Сечет нас норд-ост, жестокий норд-ост,
Нас жмут упрямые параллели.

Припев:

Нельзя без штурма, и дня без штурма.
Мы главной песни своей не спели.
Веди нас штурман,
товарищ штурман,
полярный штурман,
К заветной цели!

Мороз за сорок, рюкзак за сорок,
И в нартах сорок, совсем некстати.
Полярный сумрак лучами вспорот,
К нам шар малиновый Солнца катит.

Припев

Мы строго держим свой курс на Север,
Круша торосов глухие стенки.
Но, зыбь разводий, ты — враг наш первый,
Твой лед не крепче молочной пенки.

Припев

Хребты ломаем могучим льдинам
Под свист и скрежет в угоду дрейфа.
Студено море, твоим сединам
Мы низко кланяемся, но не дрейфим.

Припев

Несем потери в жестокой схватке,
В расход то нарты идут, то лыжи.
Нас всё теснее роднит палатка,
Не потому ли, что Полюс ближе?

Припев

Как быть в бою и не быть битым?
Живой нет клетки на бренном теле.
Нельзя сказать, чтоб были сыты,
Но мы ведь сами того хотели?

Припев

Мы все невзгоды оставим в марте.
Уйдут морозы под вой метелей.
Пусть нам не очень везло на старте,
Мы твердо верим в успех в апреле!

Нельзя без штурма, и дня без штурма.
Мы главной песни своей не спели.
Веди нас штурман,
товарищ штурман,
полярный штурман,
К заветной цели!

Написано на маршруте к СП (март-апрель 1989г.)

Строки из походного дневника:

23 апреля

В вечернем сеансе радиосвязи с «Уралом» их врач сказал, что у меня с пальцем не совсем худо, м.б., не ампутируют. Дай бог. Делаю перевязки с барсучьей мазью и облепиховым маслом.

Сейчас Валера определился. 87°48′.

Рассылаем радиограммы с приглашениями на встречу после завершения экспедиции.

Радист Юрий Егоров

Силы медленно, но уверенно оставляют нас. Даже небольшие торосы и подъемы даются тяжело, а легкой дороги нет. Но идти можно. Заходим все выше и выше к макушке Земли. Выбитые из сил, Таня, Саша и Вася идут налегке. У меня вдруг усиливается боль в пальцах на ноге. Два дня я иду в хвосте, догоняя группу на перекусах и стоянке. Ребята шутят, называя меня Уэмурой, т.к. иду в одиночку.

Перерасчет продуктов и трезвый расчет возможностей после прохождения 88-го градуса. Принимаем решение закончить маршрут 4-го мая, т.е. за 10 дней. Из этого раскладка жратвы возросла существенно. Будем есть двойные крестьянские супы, харчо, больше круп. Стало жить веселее.

26 апреля

Послал радиограмму Томочке: «Дорогие, родные, любимые, Томочка, Ларисочка! Я жив, здоров. Скоро вернусь с победой. Смертельно скучаю. Поздравляю с праздником Первомая! Привет всем! Целую крепко. Ваш папуля».

После второго перехода Саня Рыбаков почувствовал себя плохо. Кружится голова, слабеют ноги. Сразу остановились.

27 Апреля

Приближаемся к восемьдесят девятому градусу северной широты. Осталось нам терпеть совсем чуть-чуть, каких-то сто пятьдесят километров. Такое расстояние мы проходим на тренировках по Подмосковью за два-три выхода. Но Арктика – не Подмосковье, ее поведение непредсказуемо. А наши ресурсы почти на пределе. Тяжело идет Татьяна. Но вида не подает. Ее характеру могут позавидовать многие мужчины. Участие женщины в автономной маршрутной группе — уникальный сам по себе факт в истории полярных экспедиций. После шестого перехода внезапную слабость во всем теле почувствовал Саша Рыбаков. Почти весь маршрут он шел в авангардной тройке. Его физические кондиции были на высоком уровне и в предыдущих походах. Неужели и он исчерпал запас сил? Завтра будет ясно. А пока мы помогаем Саше дойти до палатки и укладываем его в спальник. От ужина Саша отказался. Его состояние вызывает сильную тревогу. Он лежит с открытыми глазами, с застывшим отрешенным взглядом. Дыхание глубокое и спокойное. Но он молчит и, кажется, не слышит наших голосов.

Строки из походного дневника:

27 апреля

Саша идет полностью разгруженный. До обеда нормально. После обеда, после второго перехода состояние резко ухудшилось. Идти не может.

Головокружение, боль в ноге. Нарушение логики. Позднее – невнятная речь. Уложили его в спальник, он был уже без сознания. Глаза открыты, остановленный взгляд, отсутствие реакции на раздражители.

28 Апреля

Всю ночь не умолкала радиостанция. Чуков вел переговоры с летчиками об организации срочного санитарного рейса.

Утром, когда вертолет с доктором на борту был уже в воздухе, Саши не стало. Смерть Саши потрясла нас. Казалось невероятным, абсолютно невозможным, что его больше нет с нами. Этот трагический факт существовал как бы независимо, сам по себе, вне нашего сознания, вне нашего бытия, где-то в другом чужом мире. И только через несколько часов, когда прилетел вертолет и из его кабины вышли на лед еще ничего не подозревавшие о случившемся пилоты, врач и Лёня Сафонов, заторможенность исчезла. «Нет нашего Саньки», – тихо сказал я Лене. И мы долго стояли с ним, обнявшись, с мокрыми от слез лицами.

Строки из походного дневника:

28 апреля

Саня умер ночью. Когда проснулись, он уже не дышал. В дополнительном сеансе дневной связи запросили сан-рейс. Все оперативно получается. На Среднем два борта МИ-8 и в воздухе борт Реймерова из отряда Шелкового.

29 апреля

В ноль тридцать по Москве прилетел МИ-8. Тот же самый экипаж, который забирал Петлаха и др., Лёня, врач со Среднего. Мы с Леней обнялись и прослезились.

30 Апреля

Продолжаем путь всемером. Вася и Татьяна улетели с телом Саши на остров Средний для организации спецрейса в Москву. На душе тягостно и тревожно, но мы должны дойти до Полюса, хотя бы потому, что этого очень хотели Юра Подрядчиков и Саша Рыбаков. В последние дни заметно потеплело. В Арктике уверенно властвует Солнце. Температура воздуха повысилась до шести – десяти градусов мороза. Но тепло только прибавило нам проблем. Все чаще наш путь преграждают черные ленты разводий. На их обходы тратится много времени и сил.

5 Мая

Два дня туманная мгла закрывала от нас солнце, не давая возможности определить нам свое местоположение. Но вот, наконец, наступило прояснение. Расчеты координат показали, что мы достигли широты 89 град. 47 мин. Цель близка. До Полюса подать рукой.

6 Мая

Мы на Полюсе! Нет, мы не хлопали в ладоши и не кричали «ура», не прыгали от радости и не бросились друг к другу в объятья. Мы просто приняли это как должное, как неизбежное, без восторгов и слез. Мы верили в успех и сделали все возможное, чтобы он к нам пришел. Нам не очень везло. Каждый из 65-ти дней пути был насыщен напряженной борьбой. И мы выстояли, не дрогнули в этой борьбе. Победа досталась нам слишком дорогой ценой, но в Арктике легких побед не бывает. Арктика не знает милосердия, и мы не вправе упрекать её за это.

7 Мая

Цель достигнута, но отдыхать еще рано. В поисках подходящей льдины для посадки самолетов мы прошли еще добрый десяток миль. С попутным ветром. Благо нам теперь все равно, в какую сторону идти. Любая дорога ведет на юг. Прилетевший к нам для разведки самолет АН-26 покружил над ледовым аэродромом и, признав его удовлетворительным, скрылся в облаках. Ранним утром следующего дня три красногрудых «Аннушки» взяли нас на борт, чтобы доставить на Северную Землю.

На острове Среднем среди встречающих мы с радостью увидели Петра Ивановича Лукоянова – нашего старого друга и наставника. Этот человек с аккуратной седой бородкой и доброй улыбкой на умном лице стоял у истоков идеи автономного лыжного перехода к Северному полюсу. Именно он много лет назад заразил меня мечтой о полюсной экспедиции. И эта мечта наконец-то осуществилась учениками в год семидесятилетия учителя.

Руководитель экспедиции Владимир Чуков

Фёдор Конюхов

Сергей Печенегов

Штурман Сергей Печенегов

Валерий Лощиц

Штурман Валерий Лощиц

Александр Выхристюк

Кинооператор Александр Выхристюк

Юрий Егоров

Андрей Подрядчиков

Групповой портрет команды на полюсе

Подрядчиков, Печенегов и Выхристюк на макушке Земли

Обед на полюсе:

Встреча на острове Средний

В столовой на острове Средний

На борту самолета Ан-2 Чуков и Конюхов

Журналист Владимир Медведев и руководитель экспедиции Владимир Чуков

Владимир Медведев

Встреча с П.И.Лукояновым на острове Средний после финиша

Воспоминания об Арктике (эскиз)

Автопортрет со свечой памяти (эскиз). 2016 год

Собираем палатку на полюсе

Северная Земля. Ледник. До свидания, Арктика!

До свидания, Арктика!

Не говори ты Арктике «Прощай»
По мотивам произведений писателя
и полярника Владимира Санина

Не говори ты Арктике «прощай»,
Не отвергай, не оставляй до срока.
Однажды полюбивши ненароком,
Любви своей другим не завещай.

Не говори ты Арктике «прощай»,
А, покидая, возвращайся снова.
Не осуждай ее за нрав суровый
И сгоряча забыть не обещай.

Не говори ты Арктике «прощай»,
И всуе не меняй о ней понятья.
Безмолвье белое и белое проклятье
В упрек не ставь, в вину не обращай.

Не говори ты Арктике «прощай»,
А говори ей только «до свиданья»,
И в светлые минуты расставанья
Стихи ей неизменно посвящай!

Написано в декабре 1988 г.
ко дню рождения Владимира Санина

ЭПИЛОГ

Фрагменты рукописи полярного дневника экспедиции 1989 г. Окончание

Дальнейшие записи неразборчивы…
На отдельном листе дневника такая запись:

Хотелось бы поесть дома:

  1. Соленья: огурцы, селедка, помидоры, красная рыба, грибы, капуста, вобла.
  1. Закуски: студень с хреном, баклажаны, чеснок, маринованная черемша, салат, колбаса, сыр, огурцы свежие, лук репчатый, лук зеленый.
  1. Первые блюда: борщ, гороховый, грибной, солянка.
  2. Второе: Свинина с жареной картошкой, курица жареная с чесноком, картошка отварная рассыпчатая с грибами, блинчики с мясом или творогом, плов, жаркое, пельмени.
  1. Сладкое: Творог со сметаной, блины, пироги, плюшки, печенье, хлеб с маслом.
  1. Кофе, какао, кисель, сгущенка, варенье, чернослив, курага.

И еще много, много всего! Шоколад! Сухари!!! Пи-и-и-во!!!

На этом дневник обрывается. Что было дальше:

После вынужденной двухдневной стоянки, утром я почувствовал себя плохо.

Головокружение, туман в голове, тошнота, высокая температура. Лицо бледное. Воспалились лимфоузлы подмышками и на шее. Чуков заметил мое состояние и погрузился в тягостные раздумья. Его нетрудно понять. Два трупа подряд — это уж слишком. «Володя, не волнуйся, я пойду», — говорю я, и встаю со спальника, пошатываясь.

Пошли. Впереди Фёдор. Я за ним. Темп невысокий, ровный. Уперся взглядом в Федин рюкзак. Рюкзак начал покачиваться и вращаться, то в одну, то в другую сторону. Чувствую, что сейчас упаду. Этого никак нельзя допустить, это будет конец. Отрываю взгляд от рюкзака и бросаю его в сторону, на торосы. Наступает стабилизация в пространстве. Ситуация повторяется, как только я обращаю взгляд на идущего впереди. Чертовщина какая-то.

Так, в режиме периодического покачивания преодолел четыре перехода до обеда. После обеда стало полегче. Наверное, упала температура.

Пальцы на ногах, размочаленные как пельменный фарш, в окровавленных бинтах ограничивают мои движения на поворотах. Приходится при прохождении торосов, на виражах переносить ногу с лыжей, медленно переступая, вписываясь в поворот. Ноги отечные, как телеграфные столбы, вишневого цвета. Предвестник гангрены, я так полагаю. Гнили на теле много: на руках, на ногах и в коростах.

Так что, видимо, не случайно болезненно вздулись лимфоузлы. Антибиотиков для инъекций у нас закончились, а таблетки — мертвому припарка. Надо продержаться неделю. Критический срок, я думаю. Позднее, в больнице хирург подтвердил мои догадки. Он был крайне удивлен, когда узнал, что я шел с гангренозными пальцами весь маршрут, более 60 дней, с того момента, как я их обморозил.

Так я шел последние мили до полюса. Какой уж там дневник….

Полюс взяли 6-го мая. Вскоре прилетел ледовый разведчик АН-74, а следом за ним четыре Аннушки (АН-2), которые за семь часов доставили нас на остров Средний. Оттуда без задержки через Диксон и Хатангу в Москву.

Вот и всё…

P.S. А пальчик мне, все же, отчекрыжили один наполовину, остальные удалось спасти. Так что всё нормально. Вот только фиги строить правой рукой с тех пор уже не могу.

Предвосхищая возможные вопросы и замечания читателей в части претензий на автономность экспедиции команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г., хочу сказать следующее:

Я всегда считал и считаю по-прежнему, что по формальным критериям автономности лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г. не являлась полностью автономной, поскольку в ходе экспедиции были задействованы санитарные рейсы вертолетов для эвакуации заболевших участников и тела Александра Рыбакова на Большую землю. Однако в материалах СМИ и в устных отзывах, опубликованных после завершения экспедиции, она была определена именно, как автономная. Авторы публикаций и отзывов исходили из того, что две эвакуации не только не облегчили маршрут, но напротив его усложнили. Во-первых, за время остановки группы при вызове и ожидании санитарных рейсов дрейф относил льдину с палаткой на юг на десятки километров с вытекающими из этого последствиями. Во-вторых, удельный вес нагрузки на каждого из участников возрастал обратно пропорционально числу участников, продолжающих маршрут, ибо всё групповое снаряжение (палатка, групповые спальные мешки, кухонный инвентарь и др.) рассчитывалось и изготавливалось исходя из стартовой численности команды. Я не считаю приведенные доводы убедительными! Условия автономности были нарушены, и только это важно!

Да рассудит нас читатель!

Видео:

Видео «Полярный сталкер»:

Я, признаться, не сразу решился опубликовать эту статью, понимая, что оценка её печального содержания будет неоднозначной. Великая благодарность нашим близким и, в первую очередь, женам! Сколько им пришлось терпеть, переживать и страдать во время наших экспедиций! Когда они ехали встречать нас в аэропорт Домодедово, было известно, что мы возвращаемся не в полном составе. Но не было известно, кого не удастся встретить живым. Трудно даже представить, что творилось в их душах! Низкий поклон им за то, терпели нас такими, какими мы были!

Интервью Сергея Печенегова об экспедиции на радио Зеленограда:

Фото: Иван Кужеливский, Владимир Медведев, Александр Выхристюк и другие члены команды «Арктика».

Если эта заметка Вам понравилась, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях: кнопки «Поделиться» располагаются ниже

Связанные с этим материалом заметки:

Автономные лыжные экспедиции команды «Арктика» к Северному полюсу. Предисловие
Первая автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1987 г.
Автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г. Часть I. Вторая попытка
Все заметки того же автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Иван Кужеливский

    31.07.202017:45

    Спасибо, с удовольствием прочитал. Многое из описанного слышал от Владимира Чукова. В нашем успехе в 1994 году есть ваш вклад. "Мы стоим на плечах предшественников"
    1. Сергей Печенегов

      01.08.202010:36

      Автор: Иван Кужеливский
      Спасибо, с удовольствием прочитал. Многое из описанного слышал от Владимира Чукова. В нашем успехе в 1994 году есть ваш вклад. "Мы стоим на плечах предшественников"
      Спасибо, Ваня! Да, ты прав! Вы учли наши ошибки и просчеты. И команда была монолитная, проверенная временем. Это главный залог успеха! Остальное обсудим в личной переписке. Не вижу в ФБ Володю. На поздравление с ДР не ответил. Не в курсе, где он сейчас. Наверное, опять колесит по Чукотке? Расскажешь потом о своих планах
  • Смирнова Любовь

    05.08.202021:57

    Привет Сергей! Прочитала с удовольствием,как и все что ты пишешь, и очень красиво и понятно излагаешь Написано свежо и ярко,кажется, что я сама иду к Полюсу с тобой, как когда то в юности, и с этими мужественными людьми ,преодолевая все невзгоды в пути .Это настоящие герои ,романтики и великие путешественники .Полюс это как космос, только на земле, и не всем он поддается .Как здорово ,что вы были первыми ,кто покорил его автономно .Вечная ,светлая память вашим друзьям,героям ,которых забрала эта ледяная пустыня . Очень хочется верить,что эта статья будет полезна будующим покорителям Арктики ,поможет им разобраться в технике и тактики в достижении северных широт. Сергей я очень горжусь знакомством с тобой ! Будь здоров,и пусть всегда,Полюс помогает тебе жить и творить добро!❤
    1. Сергей Печенегов

      06.08.202010:54

      Автор: Смирнова Любовь
      Привет Сергей! Прочитала с удовольствием,как и все что ты пишешь, и очень красиво и понятно излагаешь Написано свежо и ярко,кажется, что я сама иду к Полюсу с тобой, как когда то в юности, и с этими мужественными людьми ,преодолевая все невзгоды в пути .Это настоящие герои ,романтики и великие путешественники .Полюс это как космос, только на земле, и не всем он поддается .Как здорово ,что вы были первыми ,кто покорил его автономно .Вечная ,светлая память вашим друзьям,героям ,которых забрала эта ледяная пустыня . Очень хочется верить,что эта статья будет полезна будующим покорителям Арктики ,поможет им разобраться в технике и тактики в достижении северных широт. Сергей я очень горжусь знакомством с тобой ! Будь здоров,и пусть всегда,Полюс помогает тебе жить и творить добро!❤
      Добрый день, Люба! Спасибо большое за комментарий! Тебе ли не знать, как непросто даются путешествия в северных регионах ? Я часто с ностальгией вспоминаю наш совместный с тобой лыжный поход по Полярному Уралу в 1974 г. Был он не очень тяжелым и супер сложным, но, безусловно, очень ярким и интересным. Как давно это было! Даже и не верится, что уже почти полвека минуло с тех пор. Были мы тогда молодыми и радовались новым впечатлениям, восхищались полярной экзотикой. Пели песни под гитару с незабвенным Генрихом Шапкиным. Развлекались на днёвке купанием голышом в снегу и катанием на лыжах с гор. Как жаль, что некоторых из нашей команды уже нет с нами. Но они живы в нашей памяти! С Гешей я позднее ходил по Верхоянскому хребту в Якутии, а с Витей пересекался на семинарах высшей туристской подготовки в Западных Саянах. Самые добрые воспоминания всколыхнуло твоё сообщение! Теперь у нас, увы, несколько иные развлечения на дачных участках, но в душе мы по-прежнему путешественники! Желаю тебе не терять оптимизма и оставаться в душе молодой и жизнерадостной! Крепкого здоровья и семейного счастья! Не теряйся! Обнимаю!