30.06.2019 Наталия Кутенина Греция, Европа, Страны
Комментариев: 2
Просмотров: 1052

Крит глазами москвички. Часть II

В дорогу, туристы!

Продолжение рассказа о путешествиях по Криту.
Начало читайте здесь: Крит глазами москвички. Часть I. Где мы жили и что видели

1. С песней по Криту!

Конечно, в первый мой приезд на Крит не обошлось без экскурсий. Ещё в Москве нам рассказывали об очень нестандартном местном турагентстве – «Спиридон-Тур».

Спиридон, местный плантатор, владелец оливковых рощ и стад овец и коз, он же хозяин агентства, сам проводит многие экскурсии, и попасть надо именно на такую. И мы в первую очередь нашли их представительство и взяли поездку по интересным историческим и природным местам – от Критского моря на севере до Ливийского на юге. Это длинное, на целый день, путешествие, оказалось чем-то совершенно необыкновенным. О нем надо рассказывать особо, что я сейчас и попробую сделать. Следует сказать, что это путешествие для людей, любящих песни и шутки, весёлых и позитивно настроенных. Если вы слишком серьезны, признаете только сухую информацию из путеводителей и обеды исключительно в ресторанах – эта поездка не для вас. Для доказательства этого приведу цитату из отзыва одной туристки, ездившей со Спиридоном. «Экскурсии со Спиридон-тур – это не просто экскурсии, это одно большое развлечение, когда скучно не будет ни секунду. Ведь сам Спиридон говорит, что день нужно начинать с купания и песен, ведь это дает заряд бодрости и энергии на весь день. Пели, плясали и купались мы на всех экскурсиях, все программы включали в себя это. Радость!!!»

Итак, в половине восьмого утра к нашему отелю подъехал большой туристический автобус. За рулем – сам Спиридон, высокий худощавый грек, одет строго и официально – черные брюки, черные туфли, белая рубашка с галстуком. С ним гид Диана, болгарка, живущая на Крите и очень хорошо говорящая по-русски.

Пока собирали туристов по отелям, все ехали молча. Но вот путешествие началось. Спиридон потянулся и попросил у Дианы кофе. Поздоровался со всеми и запел. Он пел до сих пор очень популярную песню «Ребята из Пирея» композитора и автора слов Маноса Хадзидакиса из фильма 1960 года «Никогда в воскресенье». Этот фильм получил в Каннах Серебряную пальмовую ветвь за лучшую женскую роль (актриса Мелина Меркури), а песня в ее исполнении получила в 1961 году «Оскара».

А теперь мы ехали под эту песню в живом исполнении Спиридона.

Потом Спиридон начал говорить по-английски, а Диана переводила на русский. Впрочем, кроме русских, в группе было 2 немца, 2 англичанина и несколько поляков. Спиридон все время шутил, так что весь автобус покатывался со смеху, рассказывал всякие были и небылицы, попутно ненавязчиво излагая факты из истории и этнографии Крита. Еще он рассказал, что наверху в горах находится его поместье – плантации оливковых деревьев, стада овец, за которыми в его отсутствие присматривает его дед 102-х лет, – и приглашал желающих приехать поработать у него в сезон сбора оливок.

Потом все вместе начали разучивать песню – Спиридон пел и дирижировал, не отрываясь от руля, а весь автобус подхватывал припев, написанный русскими буквами на экранчике, и подпевал – ла-ла-ла! Да вы и сами можете это увидеть и услышать!

Дорога была очень живописна – горы, оливковые рощи на склонах.

Незаметно за песнями и разговорами подъехали к Курталиотскому ущелью.

По преданию, ущелье получило свое имя от названия северных ветров, попадающих в ущелье через узкий проход. Там мы вышли из автобуса и дальше пошли пешком, при этом Спиридон показал на вершину скалы и сказал, что там его овечка Софи, которая всегда позирует туристам. И действительно, на фоне неба был четко виден маленький силуэт.

Довольно большой отрезок пути по ущелью не показался утомительным, может быть, потому, что оно было просто потрясающе красивым! Время текло неспешно, и было там очень спокойно, несуетно.

Высокие горы и острые скалы совершенно не подавляли. Казалось, что они движутся вокруг тебя в каком-то хороводе и с каждым твоим шагом поворачиваются к тебе другой стороной, картина непрерывно меняется, новые рельефы, другое освещение, хочется все это запомнить, запечатлеть…

И мы снимали, снимали на каждом шагу, но все равно фотографии просто не могут передать это необыкновенное ощущение живых гор.


Наконец на выходе из ущелья мы подошли к площадке, где нас ожидал автобус. Тут я проявила активность и сфотографировалась на память со Спиридоном.

На автобусе мы поднялись наверх по склону горы, по дороге проехали мимо полуразрушенного монастыря XI века Като Превели выше, к более новому, ХVI века.

Это и был монастырь Превели с Чудотворным крестом, к которому многие пошли прикладываться.

Мы зашли в монастырский музей, потом умылись и попили воды из источника, полюбовались гармоничными монастырскими строениями и великолепными видами на море.

После этого около автобуса Спиридон угостил всех хлебом с домашним козьим йогуртом и медом, и мы поехали дальше, вниз, к берегу моря, мимо фигур монаха с винтовкой в руках и английского солдата.

Это памятник Битве за Крит, мемориал монахам, прятавшим во время Второй мировой войны раненых критских солдат и английских летчиков. Монастырь Превели спас от пленения около 5 тысяч солдат союзников и переправил их на Ближний Восток, за что и был разрушен фашистами, а монахи сосланы в тюрьмы.

Но вот и бухта Плакиас. На берегу у причала нас ожидал желтый кораблик, на котором предстояло плыть на пальмовый пляж. Честно говоря, вначале я не планировала на него садиться, думала остаться на пляже около пристани и там подождать возвращения группы, это даже обговаривалось при покупке путевки. Как-то меня смущала морская прогулка, я из-за этого еще раньше не поехала с подругами на экскурсию на корабле. Но когда Диана спросила: «Кажется, у вас одна из дам остается?», моя подруга Таня не дала мне рта раскрыть и строго сказала: «Нет, мы все плывем». Я пару минут подумала – и согласилась, но за эти минуты почти все переоделись в купальники, а мне пришлось переодеваться на корабле, в очень тесном помещении. Ну что ж, сама виновата!

Кораблик бодро бежал мимо обрывистых зеленых берегов синего Ливийского моря, и через полчаса мы высадились на пляже. В этом месте в море впадает река Мегало Потамос, образуя параллельно берегу заводь, в которой гордо плавают гуси. Брод для перехода отмечен камнями.

Все перебрались через заводь, оставили свои вещи в «камере хранения» и в одних купальниках пошли по тропе вдоль реки через пальмовый лес Превели – второй по величине природный пальмовый лес на Крите.

Пройдя немного, Диана предложила всем разуться и спуститься с берега в прохладную воду. Река, хоть и течет с гор, здесь уже спокойная, неглубокая и неширокая, и дальше мы шли по ней, пока не дошли до холодных источников на дне – и поэтому тоже вода в жаркий день очень даже свеженькая!

Около них, кстати, довольно глубоко, посередине лежат большие камни, и Диана фотографировала на них всех желающих – все наши телефоны и фотоаппараты она несла в своей большой сумке. Искупавшись в холодной воде источников, все выбрались на берег и пошли по тропе назад. И тут неожиданный сюрприз – под раскидистой пальмой нас подстерегала огромная горилла! Некоторые начали тихонько повизгивать, но горилла оказалась вполне добродушной, и женщины, и я тоже, с удовольствием с ней фотографировались, даже очередь выстроилась!

Все очень быстро поняли, что в костюме дикой ужасной обезьяны нас встречал не кто иной, как сам Спиридон!

Незаметно пролетели полтора часа купания в полосатой – то теплой, то холодной – и совершенно синей воде Ливийского моря.

Желтый кораблик привез нас к ожидавшему автобусу, где нас уже встречал Спиридон, на этот раз в национальном критском костюме – галифе, заправленные в высокие сапоги, шарф на талии, белая рубашка, вместо галстука – черный шнурок, вернее, сетка, которую можно надевать на голову.

Наш путь лежал в горы, во владения Спиридона, где в оливковой роще мы встретились с другой группой и отправились на пикник.

Из грузового отсека были извлечены припасы – огромные хлеба, бутыль с оливковым маслом, контейнеры с оливками, свежепротертыми помидорами, домашним творогом – всё из поместья Спиридона.

Расположились вокруг столов, и началось действо – показательное изготовление дакоса, национальной критской закуски.

На большой ломоть хлеба клались помидоры, на них творог, все это поливалось оливковым маслом, посыпалось солью и тимьяном. Немного оливок сверху — и готов дакос. Вкусно и сытно.

Каждый получил по тарелке с дакосом (а потом для желающих и добавку) и по стакану амброзии (тоже с добавкой!), легкого домашнего вина, совершенно не пьянящего, которое тут же окрестили Спиридоновкой. Замечательная еда с приятным питьём среди оливковых деревьев – что может быть лучше! Когда с едой было покончено, Спиридон станцевал с Дианой сиртаки, а потом стал учить всех желающих.

Кстати, здесь хочу вкратце рассказать историю сиртаки.
В первый раз этот танец был исполнен в фильме «Грек Зорба» режиссёра Михалиса Какоянниса по одноимённому роману Никоса Казандзакиса. Фильм получил три премии «Оскар».

Мелодия, сопровождающая танец сиртаки, который герои исполняют на пляже Крита в финале, написана греческим композитором Микисом Теодоракисом в 1964 году специально для этого фильма и ранее не была известна в Греции, — так же, как и сам танец. Энтони Куинн, сыгравший в фильме «Грек Зорба» заглавную роль, сломал ногу. Он мог обходиться без гипса, но был не в состоянии подпрыгивать в танце, как этого требовал сценарий, и придумал танец с необычным скользяще-тянущим шагом. Куинн выдумал и название танца; возможно, по созвучию с названием существующего критского танца «сиртос». Сирта́ки (от греч. συρτάκι — касание) был написан Теодоракисом на основе двух танцев и мелодий: это хасапико, один из древнейших военных танцев Греции, и хасапосервико, быстрый вариант танца хасапико. Кстати, под песню «Ребята из Пирея», которую мы пели со Спиридоном по дороге, как раз танцуют хасапико.

Т.е. сиртаки, вопреки распространенному мнению,  не является народным греческим танцем. Тем не менее после выхода фильма на экран сиртаки стал самым популярным греческим танцем в мире и одним из символов Греции. И это неудивительно. Музыка сиртаки оригинальна, написана очень известным греческим композитором и основана на греческих традиционных танцевальных мелодиях. А танец тоже использует типичные народные движения, только несколько упрощенные и, пожалуй, замедленные.

Наплясавшись вволю, все разошлись по автобусам. Вторая группа отправилась своим путем, а мы поехали на знаменитый пляж Матала, где в пещерах IV века до н.э., помнящих римлян, в 60-е годы прошлого века селились хиппи, которые и сделали этот пляж суперпопулярным.

В пещеры мы не пошли, тем более, что меня почему-то немного укачало на этом не особенно длинном, но и не особенно красивом отрезке пути с бесконечными поворотами. Мы предпочли пещерам отдых в виде купания в море, которое полностью смыло всю усталость, и поедания охлаждающего лимонного сорбета со свежевыжатым апельсиново-лимонным соком. Интересно, что во время купания нас все время кусали за ноги маленькие рыбки, «лечебные», как нам объяснили. Не с помощью ли таких рыбок сейчас на многих курортах делают пилинг? Ну это так, к слову.

Но вот пришло время ехать дальше, все собрались у автобуса. Но где же наш водитель, он же автор и ведущий нашей экскурсионной программы Спиридон? И что это за личность отирается около автобуса – босой и полуголый, как дикарь, на голове спутанный «хаер», через плечо гитара? Конечно, всем хочется сфотографироваться с настоящим хиппи!

Но почему после этого он садится за руль, а Диана совершенно спокойно на это смотрит? Да это Спиридон! Все смеются и аплодируют, а Спиридон на ходу выглядывает в окно и спрашивает у всех прохожих: «Вы не знаете, как выехать на шоссе?» Одни с недоумением и даже испугом проходят мимо, а другие хохочут, показывают большие пальцы и желают счастливого пути.

А тем временем мы едем на Мессарскую равнину, в Фестос. Фест – второй по величине дворец Минойской цивилизации после Кносса, но, в отличие от него, Фест, хотя и раскопан, но не реконструирован. Кносский дворец раскапывал и воссоздавал по своему представлению о нем британец сэр Артур Джон Эванс, а Фестский – итальянский археолог Федерико Халбера в 1900 году. Он не стал ничего добавлять от себя и сохранил раскопанный дворец в первозданном виде.

Впечатление от гигантских развалин на холме, от сохранившихся площадей, лестниц, амфитеатров, непонятных помещений, утвари, стоящей не в музее, а на предназначенных для неё местах, потрясающее даже для меня, неспециалиста.

Что уж говорить о моих подругах-археологах! Ведь при выборе экскурсии они как раз и руководствовались редкой возможностью посмотреть Фест и очень боялись, что остальные туристы будут против заезда туда – такие случаи были. Поэтому после Маталы мы подошли к Диане и сказали, что заезд в Фест для нас просто обязателен! – на что она ответила – Конечно! Кажется невероятным, что дворец может занимать такую колоссальную территорию, но это ведь город-дворец!

А какой вид с возвышенности, на которой он расположился, на равнину, на оливковые рощи, потрясающий простор!

Кажется, что здесь больше воздуха, чем в других местах! И само собой, я не удержалась и купила сувенирчик – магнит со знаменитым Фестским диском, найденным здесь.

Но вот огромная территория дворца осмотрена (на самом деле – только часть ее), и мы с песней едем дальше на автобусе, ставшем нам почти родным домом. Спиридон уже в цивильном костюме, не верится, что это он был и гориллой, и последним хиппи. По дороге домой мы заедем в традиционную деревню Спили. А пока нам опять устроили подкрепление. Были нарезаны огурцы и перцы, из числа туристов назначены «директора по стаканчикам, огурцам и вину». Всем налили нектара – еще одного домашнего вина Спиридона, но более крепкого, поэтому я не стала им увлекаться, только попробовала. Закусывали перцами и подсоленными огурцами. Все шутили, смеялись. Потом вспомнили, что сегодня 8 сентября – Натальин день, и оказалось, что я – не одна Наташа, нас в автобусе довольно много. Нас дружно поздравили и выпили за наши именины. Попутно выяснилось, что «директор по вину», добродушный веселый дядька, — депутат, и все закричали: «Пусть будет побольше таких замечательных депутатов!» Так весело мы доехали до Спили.

Уже стемнело, и вечерняя типичная критская деревня, довольно ярко освещенная, выглядела очень уютно и как-то тепло со своими магазинчиками, кафе и тавернами, веселыми и довольными гуляющими людьми. Одна из главных достопримечательностей селения — венецианские источники на центральной площади в виде львиных морд с текущей из них водой.

Стена с источниками очень длинная, их там 25 штук, а вода в них очень вкусная. Существует поверье, что девушке, чтобы поскорее выйти замуж, надо испить воды из всех 25 львиных голов подряд. Уф, это испытание!

Подъезжая к Спили, Спиридон начал рассказывать нам довольно запутанную историю про свой уход от дел в связи с предстоящей женитьбой на восточной принцессе. Конечно, это все говорилось в шутку, но, мне кажется, многие поверили. А выйдя из автобуса, Спиридон облачился в костюм шейха, и женщины, да и мужчины с восторгом фотографировались с ним (я на этот раз нет). Но вот Спили позади, уставшие, но довольные, мы быстро доезжаем до Ретимно, всех развозят по отелям, и этот волшебный бесконечный день заканчивается, чтобы оставить у нас массу незабываемых впечатлений.

P.S. К сожалению, в третий приезд нам не удалось отправиться на прогулку со Спиридоном — немногие дни нашего пребывания не совпали с расписанием экскурсий. Но я надеюсь, что у меня ещё все получится и сбудется!

2. Три дня на машине по острову

Во второй приезд на Крит я на экскурсии не ездила, тому были разные причины, но город Ретимно изучила неплохо, да еще мы арендовали машину и три дня поездили по острову. В первый день – поездка в Ханью, второй по величине город Крита (в прошлом – столица острова). Его еще называют «Греческой Венецией».

Это было второе мое посещение Ханьи. В первую поездку мы с подругами отправились на 2-этажном экскурсионном автобусе, в котором русских, кроме нас, кажется, и не было. По дороге гид успевал рассказывать то по-английски, то по-немецки, о Крите и Ханье, объяснял, что значит «калимера» (по-гречески Калимера — Доброе утро, Калиспера — Добрый вечер). Дорога вдоль берега моря очень красива, в зелени и цветах, а когда уходит от моря за гору – кажется, что едешь в туннеле из деревьев и цветущих кустарников. Мы собирали туристов по многим отелям, но почти два часа прошли незаметно. Нам назначили место встречи и на 5 часов отпустили в «свободное плавание». Пройдя через огромный старинный рынок, в плане напоминающий большой крест, где можно купить все, что душе угодно, мы попали в Старый город.

Ханья – дивный город, может быть, самый красивый на Крите. В нем очень легкая планировка – заблудиться невозможно.

Узкие улочки, все в цветах, со столиками кафе, уличными кафе оказываются и уютные живописные дворики. Очень красивая, яркая, праздничная набережная вокруг гавани, тоже с множеством кафе и таверн, с гуляющими и сидящими за столиками людьми.

Здесь же пришвартованы самые разнообразные яхты и кораблики.

Венецианская крепость Фиркас, возвышающаяся над городом, в ней сейчас Морской музей, венецианский же красивейший маяк.

Когда во вторую поездку мы снова отправились в Ханью, теперь на машине, оказалось, что ехать меньше часа – гораздо быстрее, чем на экскурсионном автобусе, собирающем туристов по отелям и поэтому съезжающем с прямой трассы. А дорога не только очень красивая, но и очень хорошая – с точки зрения водителя, который «вел авто среди красот зеленой хвои и высот – над морем высящихся гор! Предела – нет!… Блестит узор морской!…» Впрочем, это не помешало нам проскочить поворот с трассы (указатель спрятался за пышным кустом), а потом уже в городе долго искать стоянку. Выехали даже за пределы Старого города, на «дикий» берег, постояли там, полюбовались заливом, но потом все-таки добрались до рынка, оставили машину на 2,5 часа и пошли гулять, «и — рисовалась акварель Ханьи той с гаванью внутри – ты посмотри!» Было жарко, но только на набережной, где от солнца не скрыться. А в узких улочках почему-то не было пекла, как в Ретимно, и дул ветерок. Может быть, дело в планировке, в другой ориентировке улиц относительно солнца?

Мы шли по улицам без всякой системы, сворачивали, куда захочется, и совершенно случайно вышли на небольшую площадь, на которой в тени деревьев стояли столики. Сама таверна располагалась в соседнем доме.

Я присмотрелась – и с удивлением и радостью узнала место, где мы обедали в наш прошлый приезд сюда. Тесен мир! Потом мы стали искать смотровую площадку в крепости, но зашли не с той стороны.

Эта часть крепостной стены — в полном запустении: вверх ведет тропка, заросшая травой, вокруг камни, мусор, стены крепости полуразрушены и не до конца восстановлены, но вид на море и город очень красивый.

Вдобавок хорошо виден ров (правда, без воды), отделяющий Старый город от новых домов.

Потом мы спустились и вышли-таки к настоящей смотровой площадке — крепостной башне с бойницами и пушками, с видом на гавань и маяк.

От этого прекрасного вида на душе становилось хорошо и празднично, так, что захотелось петь и танцевать! Но времени на танцы не было, надо было возвращаться к своей машине и забирать ее со стоянки. Правда, заглянули в кассы Морского музея, полюбовались моделями кораблей, а я с удовольствием рассматривала оригинальные сувениры с сугубо морской тематикой, например, брелок для ключей в виде морского узла (такой в прошлый раз купила моя подруга). К сожалению, фотографировать даже в этом еще не музейном помещении строго запрещено. А дальше – вглубь города, мимо фонтана, по торговой улице, через рынок к стоянке, где нас ждала машина.

На выезде из города опять поблуждали, но в результате благополучно вернулись «из сказочной Ханьи – в гуашь Ретимно, там, где домик наш!»

«И Грецией душа жила, и синь небес вперед звала!» И во второй день мы поехали к Ливийскому морю, наметили примерно такой же маршрут, как со Спиридоном, правда, без заезда в Превели, Фест и Маталу. Навигатор проложил нам путь, кроме того, я сверялась с лежащим на коленях путеводителем. Правда, меня смущали некоторые несовпадения, но я легкомысленно махнула на них рукой и предвкушала, что мы сейчас поедем удивительным Курталиотским ущельем. Но то, к чему мы приблизились, повергло меня просто в шок, да и Влада за рулем, похоже, тоже. «Это туда нам надо спускаться?» — спросил он. Перед нами было ущелье, но не просторное, с комфортной дорогой, а узкое – острые высокие скалы, казалось, смыкались прямо над головой, — и очень глубокое. Дорога как будто проваливалась вниз, в обрыв, и где-то там, в глубине были видны крохотные машинки. «Ущелье Котсифу» — прочитала я на указателе и даже не успела подумать, что надо бы его заснять, как мы уже летели по крутой дороге вниз, в неизвестность. Правда, ущелье оказалось гораздо короче Курталиотского, и вот мы уже выезжаем к горной деревушке Миртиос.

С площадки открывается прекрасный вид на на бухту Плакиас между двумя высокими горами, а под кустом цветущей бугенвиллеи нас встречает симпатичная киса и милостиво разрешает себя сфотографировать на фоне моря.

Еще спуск, и мы уже внизу, в приморском поселке. Именно отсюда отходят кораблики на пальмовый пляж.

Но мы устраиваемся в стороне от причала, с видом на высокую гору, где в скалах даже издали видны не то проходы, не то пещеры.

Влад, конечно, предпринимает марш-бросок к горе, но довольно быстро возвращается обратно. На берег набегают ровные длинные волны. Долго купаемся в более прохладной, чем в Критском море, воде (странно, ведь это юг, а не север), потом собираемся и, подходя к своей машине, видим то, что, по-видимому, называется «Критское сафари». К стоянке подъезжает не меньше дюжины маленьких полуоткрытых джипов, битком набитых людьми. Суетятся организаторы в форме, они выстраивают всех в колонну и куда-то ведут – на пляж? на обед? на спортивные состязания?

Ну а мы, не связанные дисциплиной, едем назад, теперь уже другой дорогой – через долгожданное Курталиотское ущелье.

Где, конечно же, выходим из машины недалеко от церковки, притулившейся под скалой, чтобы сфотографировать потрясающие виды.

И так же, как и со Спиридоном, по дороге домой мы заехали в Спили.

Так как это было днем, людей на улицах и в тавернах было немного, но впечатление уюта и спокойствия сохранилось, и изделия критских национальных ремесел в сувенирных магазинчиках были так же притягательны, а от яркого солнца защищали высокие раскидистые платаны.

Зато было видно, что домики деревни карабкаются на такие крутые склоны горы, что и представить трудно, как туда попадают жители.

В этот тихий час на улицу около магазинчиков и кафе вынесены стулья, на которых местные мужчины спокойно беседуют, попивая кофе.

А в третий день мы предприняли сразу две поездки на машине: с утра в горный поселок Аргируполис, а после обеда – на самое большое и единственное пресное озеро Крита, Курнас.

Честно говоря, оно меня немного разочаровало. Правда, озеро действительно очень большое и красивое, к противоположному берегу живописно спускаются прекрасные горы, по воде плавают гуси, явно чувствующие себя здесь хозяевами, и туристы на катамаранах.

Многие купаются и говорят, что вода приятная и дно мягкое, но я не соблазнилась. Мне показалось, что это место очень уж раскручено – всюду толпы людей, масса магазинов и таверн, найти местечко на берегу, чтобы просто посидеть и полюбоваться чудным видом, сложно. Но зато всюду надписи на русском языке и, к большому нашему удивлению, совершенно без ошибок! Сразу вспомнилась безграмотная реклама на наших родных просторах… эх!

Особо хочу рассказать о том, как мы ехали к этому, что ни говори, примечательному месту. С трассы на Ханью, откуда видно «море – сколько сможет глаз объять!…», мы свернули по навигатору (и по указателю!) на немыслимую пыльную проселочную дорогу, своими колдобинами напомнившую многие подмосковные проселки. К тому же она все время крутилась между заросшими бурьяном участками и разломанными заборами. Взяло сомнение – неужели подъезд к такому популярному месту настолько запущен? Правда, в странствии по проселкам мы были не одиноки, перед нами вдали тоже пылила машина, и это несколько утешало. Но вблизи озера выехали на вполне приличную и укатанную улицу. А на обратном пути, презрев навигатор, поехали по наитию – и по совершенно нормальной дороге, которая напрямую вывела нас на шоссе!

Зато в Аргируполисе мы получили массу удовольствия. Наша маленькая беленькая машинка, с которой мы за три дня совсем сроднились, резво бежала на юг, то вверх, то вниз, через великолепные горы. «Благословен был жаркий день! Дорога уходила в тень олив, летящих мимо нас…» Легкий ветерок обдувал через открытые окна машины, и хотя кондиционер был выключен, жара совсем не ощущалась, зато чувствовался запах травы, цветов, апельсиновых и оливковых деревьев. Въезжаем в поселок Архонтики – белые дома, очень узкие улицы, вымощенные камнем. Но они настолько круты, так прихотливо поворачивают – едешь, и кажется, что перед тобой стена, а в последний момент чудом обнаруживаешь поворот, – что нужно было огромное внимание, чтобы не запутаться в этом лабиринте.

Но вот и Аргируполис. Мы спустились с довольно крутой горки к стоянке и тут же попали в царство воды, — она текла, лилась, струилась буквально отовсюду, в воздухе стояло неумолчное журчание и разливалась свежесть.

Живописная таверна «Старая мельница. Живая форель» (название, между прочим, и на русском языке) еще не работает, поэтому нас никто не зазывает, на нас просто не обращают внимания.

Кроме нас, здесь только работники таверны. Все они заняты своим делом – носят дрова в специальное устройство для жарки знаменитых барашков антикристо, которые должны крутиться над огнем 4-5 часов, и готовят угли, чистят дорожки, затаскивают на кухню продукты, привезенные на маленьком пикапчике.

А мы любуемся водопадами,  каменными дорожками и маленькими мостиками.

Во многих бассейнах, куда каскадами стекает вода, плавают осетры, форель и другие рыбы.

Вокруг все зеленеет и цветёт – еще бы, столько воды! Вот дерево с красивыми цветами – это гранат.

Вот мощные раскидистые платаны. А вот огромные листья банана. А здесь просто маленький огородик с самыми разными травками. Вот две суровые львиные головы, из пастей которых тоже льется вода.

Развалины, живописно поросшие кустами, напоминают о древней истории.

Ведь современный Аргируполис построен на месте некогда процветавшего античного города Лаппа, бывшего одним из самых значительных городов западного Крита, пока в 68 г. до н.э. он не был разрушен римскими войсками. Но уже в 31 г. до н.э. Лаппа переживает возрождение, даже чеканит собственную монету. И только в 824 г. н.э., после разрушения арабами, история города прерывается.
А мы поднимаемся выше, к многочисленным тавернам, уже открытым, и к другим водопадам и ручьям. Здесь жизнь вовсю бурлит – ходят люди, жарятся барашки, за многими столиками сидят компании.

Но, конечно, основная «движуха» начнется ближе к вечеру. Кстати, здесь проходят «Критские вечера» для туристов: традиционные блюда и вина и фольклорное шоу – греческая и критская музыка, национальные танцы в исполнении местных танцоров. Присоединившись к ним, можно выучить некоторые движения и уж точно получить огромное удовольствие.

На обратном пути Лена решает пофотографировать окрестности через окно автомобиля. Она непрерывно щелкает смартфоном, хотя я уверяю её, что на скорости ничего хорошего не получится. Но я оказываюсь не права – дома, просматривая снимки, нахожу много очень даже удачных.

Но вот закончилось время аренды автомобиля – трое суток. Возвращаясь с озера Курнас, мы заправили бак, чтобы сдать машину готовой к дальнейшей работе. Придирчиво осмотрели все – нет ли где царапины или пятнышка. И Влад поехал возвращать ее в пункт проката, а мы с Леной зашли в магазин. Каково же было наше удивление, когда, подходя к дому, мы обнаружили машину на старом месте.

Оказалось, что Влад не смог поставить её на «родную» стоянку – был вечер воскресенья, и все места были забиты. Он вернулся и пошел пешком в прокатную фирму, где ему совершенно легкомысленно сказали: «Бензин залил? Давай ключи, мы её сами заберем». И исчезла машина только на следующий день после обеда, без всякой проверки. Вот какое небывалое доверие!

Но всему приходит конец, и моим заметкам о Крите тоже. Надеюсь, что «Крит моими глазами» кого-то заинтересует и подвигнет на путешествие по этому сказочному, чудному острову, который надо увидеть своими глазами, чтобы понять его по-настоящему.

P.S. Курсив в кавычках – строчки из поэтического экспромта моей дочки Елены Липаткиной.

Материал переработан специально для сайта Travelunlimited.ru

Если эта заметка Вам понравилась, поделитесь ею со своими друзьями и в социальных сетях: кнопки «Поделиться» располагаются ниже

Связанные с этим материалом заметки:

Крит глазами москвички. Часть I. Где мы жили и что видели
Все заметки того же автора

Полезные ссылки:

Купить авиабилеты на Крит по самой выгодной цене
Надёжно и выгодно забронировать отель или апартаменты на Крите
Забронировать удобный трансфер из аэропорта до отеля или апартаментов на Крите (и обратно)
Найти и забронировать интересные экскурсии от местных жителей на Крите
Арендовать машину для поездок по Криту
Оформить онлайн страховой полис путешественника

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Ирина Федорченко

    01.07.201915:25

    Да, Наташа! Ты превзошла саму себя. Весело, интересно, необычно, таинственно, познавательно. Причём фактический материал даётся ненавязчиво, а вплетаясь в повествование о встрече с гориллой, с шейхом... И даже лёгкий урок греческого языка имеется в рассказе. Читала и улыбалась, представляя, как прекрасно всё там было. А я почему-то думала, что сиртаки - это определённый вариант каталонской сарданы, которую танцуют хороводом в Барселоне в выходные. Такая красота! Там даже есть такой окаменевший хоровод из танцоров сарданы. Очень похоже на сиртаки. Если честно, то вторая часть рассказа понравилась меньше, но, может, это мои личные впечатления и кому-то наоборот понравится вторая часть больше, как и непонятные какие-то вставки из чьих-то рассказов, видимо. Полазила по Инету в поисках автора. Увы. Нигде нет упоминаний. Или Натусик, это твои "белые"стихи"?
    1. Наталия Кутенина

      07.07.201915:23

      Автор: Ирина Федорченко
      Да, Наташа! Ты превзошла саму себя. Весело, интересно, необычно, таинственно, познавательно. Причём фактический материал даётся ненавязчиво, а вплетаясь в повествование о встрече с гориллой, с шейхом... И даже лёгкий урок греческого языка имеется в рассказе. Читала и улыбалась, представляя, как прекрасно всё там было. А я почему-то думала, что сиртаки - это определённый вариант каталонской сарданы, которую танцуют хороводом в Барселоне в выходные. Такая красота! Там даже есть такой окаменевший хоровод из танцоров сарданы. Очень похоже на сиртаки. Если честно, то вторая часть рассказа понравилась меньше, но, может, это мои личные впечатления и кому-то наоборот понравится вторая часть больше, как и непонятные какие-то вставки из чьих-то рассказов, видимо. Полазила по Инету в поисках автора. Увы. Нигде нет упоминаний. Или Натусик, это твои "белые"стихи"?
      Ириша, извини за задержку ответа. Просто здесь не всегда есть инет, достаточный не только для соцсетей))) Вдобавок писать с телефона не очень удобно. Очень рада, что статья тебе понравилась. Надеюсь, ты посмотрела видео вставки, с отрывками из классических оскароносных фильмов, с уроком по изготовлению дакоса, а главное - с нашей поездкой на автобусе под песню (ну, не совсем нашей, но другой такой же группы). А про вставки я же написала в постскриптуме: ". Курсив в кавычках – строчки из поэтического экспромта моей дочки Елены Липаткиной." Лена написала шутливое стихотворение о нашей поездке в Ханью, строчки из которого я и вставила в свой рассказ. Кстати, ее стихи (другие) ты можешь найти, если задашь "Елена Липаткина стихи". Засим до свидания, дорогая подружка! Жду продолжения твоего опуса.
Теги: