02.06.2019 Валерий Максюта Африка, Гана, Страны
Комментариев: 0
Просмотров: 31

Весёлая жизнь русских в Африке. Часть 4. Крокодилы, бабуины и мы

Продолжение рассказа о полной приключений командировке в Западную Африку.
Начало читайте здесь:

Первые полгода в Африке
Впереди – далёкий блеск алмазов, а вокруг – весёлая жизнь русских в Африке. Часть 1
Весёлая жизнь русских в Африке. Часть 2. Жизнь и приключения обезьяна Ваньки
Весёлая жизнь русских в Африке. Часть 3. Как же добраться до Сьерра-Леоне?

Шёл к концу 1963 год. Начинался сезон харматтана. Вода в реке быстро шла на убыль. Однажды случилось неожиданное. Через реку шла «казанка» с рабочими. За нею плыла собака одного из них. Вдруг на середине реки она с коротким визгом и всплеском исчезла. Крокодил. Сомнений быть не могло. Эта новость всех сильно смутила и встревожила. Мы работали на реке уже больше года и ни разу не видели крокодилов в районе створа. Очень редко встречали их в отдаленных протоках выше по течению. Без опасений купались в реке рядом с понтонами.

Наш старший геолог Слава Скиба рассказывал, что за год до начала экспедиции их группа ознакомления посетила Банду и проинформировала вождя о намечавшихся работах. Вождь крепко призадумался: в ущелье жил крокодил – хозяин Черной Вольты, а у бронгов – свое, особое отношение к крокодилам. Бывшие в составе группы правительственные чиновники сумели убедить вождя в том, что и строительство, и сама электростанция будут для бронгов великим благом, и если крокодилы им симпатизируют, то не должны будут чинить препятствий. Вождь мобилизовал несколько мамми-лорри и отправился к ущелью по еще не до конца проложенной дороге во главе представительной делегации.

Последние полкилометра пришлось пройти пешком по тропе. Завывали дудки, гремели тамтамы, приплясывали женщины с калабашами на головах. Вождь шел, наряженный в парадное кенте. За ним – члены ознакомительной группы в свежих рубашках и при галстуках. Над речным обрывом остановились, и вождь начал речь. Временами она прерывалась пением женщин, воем дудок и пальбой из ружей. Долгое время ничего не происходило, но когда женщины начали горстями бросать из калабашей в воду кукурузу, вымоченную в акпетеши, хозяин, наконец, проникся.

Как могучая медлительная торпеда, выскользнул он из-под обрыва в воду и, не торопясь, постепенно погружаясь, ушел по перпендикуляру от берега. Толпа ликовала. Никто из наших не знал, на каких условиях хозяин покинул ущелье, что обещал ему вождь, но мы были уверены, что ганцы не дали бы нам возможности невольно оскорбить хозяина. И вот, ничего не изменилось, а крокодилы, похоже, вернулись. К концу рабочего дня, в самую жару, я околачивался на берегу, поджидая машину в лагерь. Ко мне подошел Толя Котиков, геолог, только что вышедший из зарослей на склонах холмов. Я рассказал ему о нападении крокодила, а он мне о том, как стая бабуинов сорвала ему сегодня рабочий день.

Он должен был пройти по крутой заросшей расселине, которая шла почти от самого створа вверх в сторону гребня холма, и собрать образцы для какого-то уточнения. В этой щели геологи уже бывали не раз. Но на полпути ему преградила дорогу стая бабуинов. (Бабуины – так называли мы этих обезьян, хотя и не были уверены в правильности названия. Крупные, ходили почти исключительно по земле – для деревьев саванны они были слишком тяжелыми, морда – средняя между медвежьей и собачьей, грива — как у льва, мощные клыки, голос – хриплый громкий лай).

Вожак сразу вышел вперед и стал между стаей и Толей. Стая продолжала невозмутимо лакомиться какими-то ягодами с кустов. Вожак тоже. Толя сделал шаг вперёд. Потом еще один. Их разделяло метров тридцать. Еще шаг. Вожак досадливо прекратил поедание ягод. Еще шаг. Вожак повернулся к Толе, встал на ноги, руки – в стороны вверх, и зарычал. Толя застыл. Обезьян тоже. Постоял, постоял, снова опустился на четвереньки и продолжил сбор ягод.

Время шло, солнце палило, дело не двигалось. Обойти стаю по крутым сыпучим склонам было бы очень трудно, да и то место, где она расположилась, представляло геологический интерес. Толя уселся в тени какого-то куста и стал ждать, когда обезьяны насытятся. Но сквозь них еда буквально проскакивала. Правда, он заметил, что стая очень, очень медленно, но все-таки движется вверх по расселине, по мере того, как поедаются ягоды. Наконец, ему удалось подняться до интересовавшего его места. Он достал молоток и попытался отколоть кусок породы. Но звуки ударов возмутили вожака.

Он начал лаять и громко стучать ладонями об землю. Временами он имитировал нападение: кидался вперед, но потом резко останавливался и медленно отступал. Толя понял, что в этот день работы не будет и спустился к створу. Мы сидели на ящике и молча смотрели на реку. Вдруг прямо перед нами на середине реки медленно всплыл крокодил. Была видна только его морда. Остальную часть тела выдавали завихрения воды на поверхности. Нам показалось, что морда была значительно длинней метра. Он никуда не плыл, а просто стоял на месте в центре довольно большой суеты и активности и наблюдал. На берегу начали собираться люди. У Толи был фотоаппарат.

— Сфотографируем?
— Давай!

Мы сели в лодку: я на весла, а он устроился на носу, и поплыли к крокодилу. Но как только Толя привстал с аппаратом, крокодил нырнул. Не головой вперед, а скорее задом: он приподнял на долю секунды морду и ушел под воду так, что последним исчез кончик носа. Снимок не мог получиться интересным. Но через пару минут зверюга снова всплыла неподалеку, как бы предлагая продолжить игру. Мы приняли предложение. Крокодил начал водить нас кругами и зигзагами, вынуждая все время находиться в его кильватерной струе. Под таким углом фотографировать было почти бесполезно. Крокодил подпускал нас не ближе чем на 8-10 метров к кончику хвоста, после чего спокойно нырял, заставляя нас зря тратить пленку. Каждый раз я пытался обогнать его и дать возможность заснять с параллельного курса, но крокодил небрежно менял направление, и мы неизменно оказывались у него за хвостом.

Наконец ему наскучило водить нас за нос, и он направился к островку выше створа. Я снова пытался его обогнать, но он просто прибавлял скорость. Крокодил шел прямиком к обрывистому берегу, а подойдя к нему, опять погрузился. Мы в запале погони подлетели и стали прямо там, где он ушел под воду, метрах в двух от берега. Теперь-то он от нас не уйдет: просто некуда!

Мы ждали, но крокодил, вопреки выработавшимся правилам игры, не появлялся. Солнце немилосердно палило, а мы были вынуждены, сидеть без движения. Не было ни ветерка. Мы обливались потом, слепли от отражения света от поверхности реки. Со дна поднимались вонючие пузыри болотного газа. Так прошло с четверть часа. Скорей всего, зверюга ускользнула: не могло существо, дышащее воздухом, так долго сидеть под водой. Нам уже и самим не хватало воздуха в этом пекле. Решили уходить. Я сдал назад, развернул лодку и налег на весла, с наслаждением ощущая движение воздуха на потной коже.

Мы отошли от места нашего ожидания метров на пятнадцать, когда хлябь бурно разверзлась, и прямо на том месте, где мы только что выжидали, появилась колоссальная туша крокодила — от носа до хвоста, вся в шипах и острых углах. Мы, конечно, не успели его заснять. Крокодил пробыл на поверхности секунды две и снова ушёл вертикально вниз.

Мы оба были потрясены. В самом толстом месте крокодил был, наверное, почти в два обхвата. Ни один из нас не выразил желания продолжить погоню. Мы молча направились к берегу. Там нам сказали, что, когда мы следовали за крокодилом в кильватере, было видно, что он превышал длину лодки раза в полтора, то есть был метров семь с лишним в длину. А спустя полчаса мы наблюдали с берега довольно фантастическое зрелище. Вниз по течению мимо нас медленно, чуть быстрее, чем вода в реке, проплыли четыре огромных крокодила. Наверняка один из них был «нашим».

Они шли правильным ромбом, и первым плыл зверь красно-коричневого цвета. «Хозяин! Хозяин реки!» – послышались возгласы. Но один негр авторитетно сказал:

— Это людоед!
— В каком смысле? – спросил я. – Питается только людьми?
— Только, – убежденно подтвердил он.

Под впечатлением от этого парада мне не хотелось спорить. Но где было набрать столько людей, чтобы прокормить такое чудовище? После этой инспекции и демонстрации силы до конца работ экспедиции в районе створа не было замечено ни одного крокодила.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Если эта заметка Вам понравилась, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях: кнопки «Поделиться» располагаются ниже

Связанные с этим материалом заметки:
Обеды на африканских дорогах-1. Рыба по-гански
Обеды на африканских дорогах-2. Кенке и банку
Обеды на африканских дорогах-3. Пюре из слоновьих ушей
Гана. В затопленных джунглях
Обыкновенная поездка русских по Африке
Первые полгода в Африке
Впереди – далёкий блеск алмазов, а вокруг – весёлая жизнь русских в Африке. Часть 1
Весёлая жизнь русских в Африке. Часть 2. Жизнь и приключения обезьяна Ваньки
Весёлая жизнь русских в Африке. Часть 3. Как же добраться до Сьерра-Леоне?
Все заметки того же автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *