20.07.2020 Сергей Печенегов Арктика и Антарктика, Походы, Россия, Россия и СНГ, Страны
Комментариев: 2
Просмотров: 1570

Автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1989 г. Часть I. Вторая попытка

Читатели, которые познакомились с моими предыдущими публикациями, помнят, что первая попытка команды «Арктика» автономно (без поддержки с воздуха и без использования транспортных средств) достичь Северного полюса на лыжах в 1987 была приостановлена из-за болезни одного из участников команды – Юрия Подрядчикова. Дальнейшее продвижение к полюсу оказалось невозможным, и группа, к величайшему сожалению, была вынуждена прервать  маршрут, закончив его на широте 87°32′ с.ш., не дойдя до полюса около 290 км. Однако команда не отказалась от намерений осуществить свою заветную мечту и спустя два года предприняла вторую попытку.

Первоначально вторая попытка была запланирована на следующий – 1988 год.  Однако в очередной раз команду ожидало разочарование.  Владимиру Чукову, действующему в то время полковнику  Штаба Объединенных Вооруженных Сил, его начальником – маршалом Куликовым было отказано в очередном отпуске без объяснения причин. Нам были известны и понятны основания для такого решения маршала, но оспаривать его было бесперспективно и потому бессмысленно. Дело заключалось в том, что в 1988 году планировалась трансарктическая советско-канадская экспедиция под руководством Дмитрия Шпаро.  Он, заручившись поддержкой высоких инстанций, добился того, чтобы в Арктике даже не пахло командой Владимира Чукова. Маршал всего лишь выполнил данное ему указание.

И всё же мы предприняли попытку получить доступ в Арктику. Пользуясь давним близким знакомством со своим земляком – космонавтом Алексеем Архиповичем Леоновым, я позвонил ему и попросил аудиенции. Он согласился и пригласил для беседы в Звездный городок. Мы с Владимиром Чуковым тут же отправились к нему на такси.

На встрече подробно изложили суть проблемы. Рассказали, что команда «Арктика» ведет важную научную программу по заданию Института авиационной и космической медицины и эту программу не желательно останавливать или прерывать. Алексей Архипович отнесся к этому с пониманием, но лишь развел руками. Он понимал, какие политические силы задействованы в данном вопросе. Тем не менее, генерал пообещал переговорить с начальником Института и «разрулить» сложившуюся ситуацию. Увы, это не удалось.

Мы были крайне огорчены этим обстоятельством и приняли такое решение: экспедицию к полюсу откладываем на год. А пока продолжаем тренироваться. Одна часть команды под началом Владимира Чукова проведет тренировку на полуострове Ямал, а вторая часть совершит автономный лыжный поход по архипелагу «Северная Земля». Мне было поручено взять на себя роль инструктора во втором походе. О «Северной Земле» поговорим при случае позднее. А пока перейдем к рассказу о полюсной экспедиции команды в 1989 г.

Состав команды «Арктика» в 1989 г. значительно изменился по сравнению с экспедицией 1987 г.

Место «выбывшего» Юрия Подрядчикова занял его сын Андрей. Он принял решение исполнить мечту отца и дойти до полюса. Вернулся в команду штурман Валерий Лощиц. Присоединился к команде Федор Конюхов. У него не сложились отношения с Дмитрием Шпаро во время трансарктической экспедиции, и после завершения экспедиции он покинул эту команду. Появились и другие новые члены команды.

На старт экспедиции к Северному полюсу вышла команда в составе тринадцати человек. Из них в полюсной экспедиции 1987 г. принимали участие восемь из них: Владимир Чуков, Юрий Егоров, Владимир Онищенко, Сергей Печенегов, Александр Рыбаков, Леонид Сафонов, Татьяна Чукова. Остальные — «новички»: Федор Конюхов, Валерий Лошиц, Владимир Петлах, Андрей Подрядчиков. Базовый радист на острове Средний (архипелаг Седова) – Олег Кажарский. У всех многолетний опыт лыжных походов, в том числе, в арктических широтах.

Обсуждение плана экспедиции

В очередную автономную лыжную экспедицию к Северному полюсу команду «Арктика» провожали  и напутствовали с добрыми пожеланиями представители Русского Географического общества. Среди них знаменитые прославленные полярники Виталий Георгиевич Волович и Артур Николаевич Чилингаров.

Проводы экспедиции в Русском Географическом обществе. Среди  провожающих  знаменитые полярники В.Г. Волович  А.Н. Чилингров

Команда: Чуков, Лощиц, Онищенко Выхристюк, Егоров, Рыбаков, Чукова, Петлах, Сафонов, Жуковский. Печенегов, Подрядчиков, Кажарский, Конюхов

В конце марта команда вылетела из Москвы на остров Средний архипелага Седова с промежуточной посадкой на острове Диксон. Вместе с командой прибыл её наставник и вдохновитель Петр Иванович Лукоянов.

Диксон. Команда к старту готова. Крайний справа — патриарх лыжного туризма П.И. Лукоянов

На Среднем собралась и команда журналистов с целью проведения репортажа о неординарном  событии  в отечественном лыжном туризме.

Снимок на память с провожающими

Команда на старте. Вверху – Чуков, Сафонов, Петлах, Лощиц, Онищено, Жуковский, Егоров. Внизу- Рыбаков, Чукова, Выхристюк, Печенегов, Конюхов

Александр Рыбаков, Татьяна Чукова, Федор Конюхов

На старте. Справа — партиарх лыжного туризма П.И.Лукоянов

Суровая красота! Полярный день зарождается

4 Марта

Отзвучали напутственные речи и прощальные возгласы провожающих. Зачехлены фото- кинокамеры. Погасли взметнувшиеся в небо сигнальные ракеты. Растворился в морозном воздухе рокот вертолетов, доставивших нас к месту старта — северную оконечность острова Шмидта.

Итак, мы на стартовой черте. От нее нам отмерять мили на пути к Северному полюсу. Отсюда до макушки планеты без малого тысяча километров. Но это по прямой, или, как говорится, «по птичке», которой неведомы никакие препятствия: ни торосы, ни разводья.

Ничего подобного нам не дано. Наша экспедиция, как всегда, будет проходить в автономном режиме, то есть без пополнения запасов продовольствия, топлива и снаряжения на протяжении всего маршрута. А из технических средств передвижения мы намерены использовать только лыжи да надувные резиновые лодки.

Попытки автономного достижения Северного полюса на лыжах предпринимались и ранее. Например, норвежцем Б.Стайбом в 1964 г., канадцем Л.Декстером в 1981 г., англичанами Р. Файнесом и М.Страутом в 1986-88 г.г., командой «Арктика» в 1987 г. Однако никому из путешественников достичь цели пока не удавалось из-за сложной ледовой обстановки, суровых метеоусловий, болезни участников.

В этом году свою очередную попытку штурмовать Полюс собирается предпринять Р.Файнес. Англичанин Р.Сван, руководитель интернациональной экспедиции «Ледовая прогулка» трезво оценив возможности группы, отказался от первоначальных намерений автономного перехода к Северному полюсу от канадского острова Элсмир, расположенного в семистах километрах от полюса.

И вот вновь перед нами Арктика. В строгом своем величии. Безграничная и загадочная страна, суровая властительница наших сердец. Какие загадки заготовила ты нам на этот раз? Какие тайны хранит от нас твое белое безмолвие?

Прими, Арктика, низкий поклон не покорителей, но гостей и друзей твоих! Будь снисходительна к пленникам твоим!

Меридианы, как земные узы
Всех континентов – всех материков
Здесь собраны в тугой и крепкий узел,
Хранящий  Землю тысячи веков.

Мы рвемся на Полюс,
Мы бьемся за  Полюс.
Нам только вперед,
И не надо вопросов.

Трещат параллели,
Гремят параллели,
Звенят  параллели
Цепями торосов.

Сюда рвались отцы наши и деды,
И смерть их не могла угомонить.
Немногие дожили до победы,
А  Полюс продолжает нас  манить.

Мы рвемся на Полюс,
Мы бьемся за  Полюс.
Нам только вперед,
Не надо вопросов.

Трещат параллели,
Гремят параллели,
Звенят  параллели
Цепями торосов.

Уточнив магнитное склонение, берем азимут на север и медленно начинаем путь. У каждого за спиной около 80 кг груза. Дорога не гладкая, так что не особенно разгонишься. Трудны первые шаги. Надо привыкнуть к «лямке»: «поймать» ритм движения, освободиться от назойливых жалоб тела на невыносимо тяжелые рюкзак и санки, научиться дышать, а, главное, научиться терпеть.

Сегодня терпеть придется недолго. Скупое мартовское солнце уже скрылось за горизонтом. Пора присматривать место для ночлега. Прошли всего два коротких перехода. Пересекли старую льдину с заметенными снегом грядами торосов и уткнулись в полынью. Первая ласточка…

Не обнаружив вблизи обходных путей, надуваем лодку и несём ее к воде. К великому огорчению, обнаруживаем в днище судна большую дыру. Видимо, лодку зацепили за острый край тороса при переноске. Это уже третий «прокол» сегодня.

Утром Саша Рыбаков «порадовал» нас сообщением о том, что забыл взять из дома половник. Это было еще не горе. В столовой на Среднем нам подарили добротный литой черпак весом никак не менее полкило, зато, пожалуй, с исторической родословной.

На первом же переходе сломалась пополам лыжа у Сафонова. Лёня крайне расстроен, но ничего не попишешь, пришлось использовать запасную лыжу – так называемую «манюню». Теперь прокол с лодкой… Не много ли для начала?

Быстро сгущаются сумерки. Решено оставить наш разговор с полыньей до утра; за ночь свое слово должен сказать мороз. На термометре минус сорок два по Цельсию.

А пока ставим палатку, сооружаем ветровой заслон из снежных блоков; в ожидании ужина устраиваемся поудобнее под капроновым шатром, который надолго заменит нам родной домашний очаг.

Дежурство по кухне открыл Саша Выхристюк. Он сварил манную кашу на молоке, разложил по мискам и приготовился принимать комплименты. Увы, еще одно разочарование. Каша оказалась настолько пересоленной, что никто не рискнул ее отведать. Из-за отсутствия в действиях дежурного состава преступления и чистосердечного раскаяния Шура был помилован. После чего все, несолоно хлебавши, все отошли ко сну.

Строки из походного дневника:

4 марта

Стартуем с припайного льда острова Шмидта. Идем к полынье. Вертолет долго кружит над нами, пуская сигнальные ракеты.

Надуваем лодку и несем к краю полыньи. Лодка утыкается в острую льдину. Результат — дырка в оболочке размером около 5 см. Слишком тонкая ткань. Оборотная сторона экономии веса. Эвакуируемся с берега полыньи. Я, пытаясь помочь Юре Егорову, хватаю его рюкзак с радиостанцией и ступаю на небольшую льдину.   Льдина начинает предательски вращаться и, чтобы не свалиться в воду с бесценным грузом, падаю с рюкзаком назад, больно ударившись крестцом об лед. Перетаскиваем вещи к гряде торосов и ставим палатку. Кругом мелкобитый лед. С трудом находим подходящее место для стоянки.        

Сплю плохо. Место в спальнике досталось между двумя бугристыми и острыми льдинами. Болит крестец.

5 марта

Подъем в 4 часа утра. На завтрак – макароны с мясом. Вкусно! Мумие с глюкозой не очень съедобно (говнецом отдает), но зато, говорят, шибко калорийно и шибко дорого. 50 рублей пакетик. Всего за мумие заплатили 50 тысяч рублей! По ложке хватает всем. Правда, некоторые, втихаря, пропускают свою очередь.

Идти тяжело в больших торосах. Сводит слегка ноги.    

Уткнулись в трещину. Пока надули лодку, трещину затянуло.

6 марта

Прошли четыре перехода до обеда и два после. Все кругом заторошено, сплошные трещины. Ветер юг-юго-запад, -19 °. Идется тяжело. Перед сеансом связи помогал Егорову ставить антенну радиостанции. Пришлось снять рукавицы. На ветру продрог и приморозил пальцы рук. Остановились на небольшой льдине. Во время ужина начались разломы и сжатия с колебаниями «почвы». Выскочили из палатки. На льдине свежая трещина. Дежурим ночью по очереди по полчаса. Очень сильно болят пальцы. Почти не спал, забывался часа на 1,5 за ночь. К тому же мы с Васей сегодня дежурные по кухне.

7 марта

 — 26 °. Западный ветер. Ноют пальцы  рук. Морду тоже приморозил.    

8 Марта

Пятый день пути. Точные координаты определить не удается – солнце почти постоянно затянуто дымкой. Но, судя по темпу движения, ушли недалеко. Мы находимся в полосе очень активной подвижки льдов с мощным торошением, многочисленными трещинами и разводьями. Вокруг необозримые поля торосов. Сплошной ледовый хаос. Настоящие горные массивы из нагроможденных друг на друга ледяных глыб с вершинами и перевалами, каньонами и ущельями. Каждый из таких участков приходится преодолевать дважды, поочередно сначала с рюкзаком, а потом с санями. Лыжи здесь – только помеха и лишний груз.

Поле торосов

Кстати, о грузе: Наш экспедиционный груз включает почти 600 кг продуктов питания (из расчета 850 г сухого продукта в день на человека). 70 кг бензина и около 200 кг общественного и личного снаряжения. Сюда входят две лодки, палатка, синтепоновые спальные мешки (один на 6, другой на 7 человек), теплоизоляционные коврики, две коротковолновых радиостанции с запасным аккумулятором, навигационный комплект (теодолит Т-30, калькулятор «Cassio»), примуса и посуда, фото-кино-аппаратура, научные приборы и документация, веревки и другие мелкие вещи. Груз у участников распределен примерно поровну между рюкзаком и санками.

Солнце не очень жалует нас своим вниманием. Утром, когда мы успеваем хорошо размяться на лыжне, оно лишь нехотя показывается из-за горизонта, но ненадолго. Вскоре после обеда малиновый шар, прокатившись по гребню торосов, медленно расплавляется, и, растекаясь огненным потоком, озаряет ледяную пустыню пурпурным сиянием. Зато мороз не щадит ни днем, ни ночью. Не позволяет расслабиться даже на несколько секунд. Столбик термометра «заклинило» ниже отметки — 40. Утром было — 47 градусов.

Строки из походного дневника:

8 марта 

-40 ° с северо-западным ветром. У Лёни рюкзак неподъемный. Да и у меня не менее 45 кг. Чуков отдал мне японскую видеокамеру «SONY», так что вес прибавился, а дорога по-прежнему тяжела. Часто приходится «челночить» (делать несколько ходок через торосы, поочередно с рюкзаком, санками и лыжами).

Провалился в слабо смерзшуюся полынью, одной ногой до самой попы. Синтепоновые штаны в момент превратились в ледяную доску, носки промокли. Пришлось переобуваться и менять штаны.

Тоска. Никуда не хочется идти. И зачем я пошел? Мне бы впору уже на теплой печке лежать. Нагрузка выше моих сил. Да еще мороз, и море торосов.Обед готовит Фёдор. Всё хорошо! Горячо, вкусно! А чай с лимоном! Настроение резко улучшилось. Мысли о бегстве закончились. Пока??? Надо терпеть!У меня санки около 50 кг, да в рюкзаке за сорок, не считая лыж и одежды, которая на мне. После обеда километра два ледяного хаоса с вершинами, каньонами, лабиринтами. До темноты едва успеваем перенести «челноком» вещи. На горизонте, за грядой торосов умеренной высоты «дымит» полынья, но о ней завтра, а сегодня праздничный ужин.

Помимо «по чапеточке» спирта ещё бутылка коньяка, на всех разумеется. Я вручаю Татьяне миндальное пирожное, которое не успел съесть в аэропорту. Якобы, секретный сброс по секретной радиограмме: «Хоть и нелё’гко бремя старта, но сердце рвется, как олень. Всё ж, день весны, восьмое марта, международный женский день». Поздравляем Татьяну с праздником. Каждый вспоминает своих женщин. Как там мои девчонки? Если б они знали, как мне тяжело. Впрочем, остальным не легче, а может быть и тяжелее. Рыбаков неразговорчив, его поташнивает. Это мне знакомо. Кормежки пока хватает. Сухари и галеты часто кладу в «заначку».

Спать очень тесно. А под утро Петлах поддал задом по моему больному крестцу, после чего я уже не смог уснуть.Ботинки дубеют на морозе. Бросаем их на ночь в спальник, под ноги.

Если бы проходить по 15 км в день, то за месяц подошли бы к 86-ой параллели, а там льды полегче, да и продукты подъедим.

Ногти больших пальцев  рук отходят от кожи.

9 марта  

Калькуляторы на морозе (в палатке — 20°) быстро садятся. Приходится с Валерой проводить расчеты координат по очереди или подогревать калькуляторы у примусов. В апреле будет проще. Солнце будет подогревать.

Вчера Валера «взял» Солнце один раз. Вторая обсервация не получилась. Солнце низкое, примерно, три градуса над горизонтом, и почти всегда в дымке. Анорак брезентовый задубел. Жалею, что взял его. Синтепоновые штаны, набрякшие после купания, доской лежат в санках. Выбросить жалко, а в сумме 2,5 — 3,0 кг лишнего веса.

Вчера вечером «съели» из моей поклажи кусок корейки, а позавчера вечером пачку геркулеса (600 г.). То есть, немного разгрузился.

В нашем рационе много интересных продуктов. Например, гороховый суп быстрого приготовления. Одна упаковка стоит 150 руб., то есть, на брата около 12-ти руб. за миску супа (Напомню, цены 1989-го года). Говорят, высокой калорийности. Мумие с глюкозой едим два раза в день по ложке, запивая водой это «говнецо». В принципе, оно не так уж и противно, но вяжет и привкус…  Один раз ели творог, растворенный в теплой воде из сублимированного продукта. Сухари идут утром и в обед, а вечером только галеты. Вчера на привале давали по плитке орехов с черносливами.

Вкуснотища! В обед бывает халва или шоколад. В общем, не голодаем пока, даже иногда не съедаем свои порции. Остатки собираем в миски и замораживаем. Мусор дежурный собирает и везет как топливо для печки. Пишу без очков, приходится напрягаться.

10 марта

Битва в торосах. Координаты 81 ° 57 ‘ с.ш., 89 ° в.д.

— 44 ° с ветерком. После обеда сделали два хороших перехода.

10 Марта

Вчера, после бесконечных блужданий в лабиринтах трещин и «живых торосов» вышли, наконец, на небольшую ровную площадку «спокойного» льда, пригодную для ночлега. Однако наш покой длился недолго. Едва мы загасили свечи и улеглись в спальные мешки, как послышалось тревожное поскрипывание со стороны торосов. Следом за этим короткими очередями сухих выстрелов застрочила под нами льдина, и мы ощутили довольно сильные толчки. Началось сжатие…

Чуков, первым выскочивший из палатки, обнаружил в нескольких метрах от неё трещину, которая ограничила и без того небольшую жилую площадь нашей стоянки. Оценив обстановку, мы сгруппировали рюкзаки и санки на случай срочной эвакуации и попытались уснуть, дежуря по очереди у трещины. Но поспать так и не удалось. Льдина то и дело судорожно вздрагивала от новых разрывов или пренеприятно скрежетала под натиском ледового вала торосов.                            

Строки из походного дневника:

 11 марта.   Дорога сложная. — 43°. Широта 82 °.

12 марта. Подъем в 4 часа. Мы с Васей дежурим.

13 марта. Идем восемь переходов в основном по замерзшей полынье. Связи нет из-за отсутствия прохождения радиоволн.

14 Марта

С каждым днем солнце все выше поднимается над горизонтом. Растет и наш рабочий день. Обычная норма — восемь часовых переходов с обеденной остановкой на 2,5 — 3,0 часа. Пока дежурные готовят обед, остальные тоже не сидят без дела. Валера Лощиц, склонившись к примусу, озябшими пальцами манипулирует с калькулятором, рассчитывая координаты. Володя Петлах врачует страждущих. Саша Выхристюк пытается реанимировать фото-кино-технику, которая «почему-то» не хочет работать на морозе. Саша Рыбаков занят ремонтом снаряжения. Юра Егоров при радиостанции.

Володя Чуков озабочен своими командирскими делами. Кто-то приводит в порядок свое личное снаряжение, кто-то, растянувшись на коврике, просто расслабился. В этот тихий час Федя Конюхов, быстро завоевавший всеобщие симпатии и уважение, обязательно поведает какую-нибудь увлекательную историю о своих странствиях по белу свету. Миска горячего супа и крепкий ароматный чай согревает тело и снимает усталость. Дневной рацион пока устраивает наши желудки. Порой удается даже «заначить» от завтрака или ужина сухарик и кусочек сахара на черный день.

Строки из походного дневника:

14 марта

Полынья, закрытая тонким ледком.  -33 °. Солнце, ветер сзади, справа. До обеда прошли четыре хороших перехода по слабо заторошенным полям и каналам (смерзшимся трещинам).

Пишу эпизодически, нет свободного времени.

После полыньи темпы нашего движения резко возросли. В день делаем по восемь переходов по 50 — 75 минут по времени. Иду нормально. Особенно после обеда. Спать жутко тесно. Вчера расшили общий спальник. Наш спальник теперь на четверых (общий был один на всех). Благодать!  Пока солнечно.

Температура повысилась до -33÷ 34 °. Днем, на солнце -29 °. Ветер в правое ухо. Часто приходится преодолевать едва смерзшиеся трещины. Погода пока к нам благосклонна. Ветер свежий, а температура -30°. Зато не жарко.

Ботинки внутри все в инее. Проколол их носы шилом. Может быть поможет. Подбахильники смерзлись, и одеть их проблематично.

Если бы не обмороженные пальцы рук, то ничего бы. Нос и щеки тоже в коростах, но это ерунда. На днях видели следы белого медведя. Тоже идет к Полюсу бедолага.

Валера с калькулятором работает у примусов, иначе прибор замерзает.

То и дело раздается зловещий скрип от сжатия льдов.

Почти все подморожены. Наш доктор Володя Петлах всем рекомендует барсучий жир — экспериментальный препарат, по его словам, намного эффективнее синтомициновой мази.

Начался большой жор. Начали подъедать «заначки».

Скудная пайка

Штурманы Валерий Лощиц и Сергей Печенегов

Фёдор Конюхов и Андрей Подрядчиков

Теперь можно и поспать…

Андрей Подрядчиков

18 Марта

15-ый день мы на маршруте, а продвинулись на север всего километров на двести. По результатам последней обсервации мы находимся на широте 83 град. 14 мин. По-прежнему на нашем пути сильно заторошенные поля. К концу дня ощущаем смертельную усталость. Ноги ватные, в глазах туман, слегка поташнивает. Заканчивается последний переход. Долой с плеч ненавистный рюкзак! Слава богу, отработан еще один день. И хотя впереди нас ждет немало работ по лагерю: надо поставить и хорошо растянуть палатку, соорудить вокруг нее ветрозащитную снежную стенку, развернуть антенну, подготовить к работе примуса, все же чувствуется какое-то душевное облегчение. Сделан еще один шаг на пути преодоления, на пути к цели.

 21 Марта

«Госпожа удача» совсем отвернулась от нас. Второй день из-за плохого прохождения радиоволн нет связи с базой. Атмосфера и та против нас. Тщетны старания Юры Егорова прорваться через шумящий клокочущий эфир на связь с Олегом Кажарским, который несет круглосуточную радиовахту на острове Среднем. Юго-восточный ветер, провожающий нас со старта, сменился на северо-восточный. В союзе с сорокоградусными морозами норд-ост совершенно невыносим. Трудно уберечься от его яростных атак. Во всяком случае, мне это удается плохо. Все лицо в темных печатях. Обморожены пальцы рук.

Жгучая боль пронизывает их, будто острые иглы, впиваются под ногти. Ночами не уснуть, несмотря на усталость. Валера Лощиц тоже приморозил пальцы, и теперь работа с теодолитом приносит ему немалые страдания.

Валерий Лощиц с теодолитом проводит обсервацию

Движение по дрейфующим льдам требует большой внимательности и осторожности. Известны своим коварством молодой лед и припорошенные снегом трещины. Стоит лишь на миг забыть об опасности, и тут же последует наказание за легкомыслие. Такое наказание выпало и на мою долю. Только один неверный шаг при переходе через смерзшуюся полынью, и я по пояс проваливаюсь под лед. Инстинктивно раскинув ноги, успеваю упасть набок, ухватиться за торос и освободиться из холодной ледяной купели. Намокшие синтепоновые штаны моментально превращаются в тяжелый ледяной панцирь. Подоспевший Лёня Сафонов помогает мне переодеться в сухую одежду.

Строки из походного дневника:

21 марта

У Онищенко острые приступы радикулита. Разгружаем его. Температура — 25 ° с восточным ветром. Координаты на сегодня 83 ° 37 ‘.

23 марта

Темп движения несколько упал: 9 — 10 минут (морских миль, одна миля -1852 метра) за 9 переходов. Встречаются поля свежего торошения. Вчера до обеда находились на широте 83 ° 45 ‘. Сегодня солнца нет. Мгла и северно-западный ветер. Идти противно. Впереди почти постоянно Федор. Как было бы плохо без него.

Конфеты «Белочка», «Мишка косолапый», «Грильяж», «Балет» дежурные давали по две штуки утром (на перекусы до обеда), после третьего перехода 1 шт. и после четвертого — 1 шт. Две штуки на вечерние переходы. Сейчас с утра плитка орехов с черносливом на весь день.

Из ботинок и галош бахил каждый день выгребаем по стакану снега-конденсата. Утром вставить ноги в ботинки муки страшенные. Коросты мои на щеках пока не слетели. Оброс щетиной. Пайки не стало хватать. Миски тянутся за добавкой. Мумия стало не хватать последним по очереди. Жрать хотса! Конец обеда. Рубанули по миске горохового супа, салями, сухари, галеты. Три кусочка сахара заначил.

23 Марта

У Володи Онищенко острый приступ радикулита. Он с трудом разгибает спину. Разгружаем его рюкзак и санки, чтобы хоть как-то облегчить ему жизнь. Володя, стиснув зубы, продолжает с нами путь.

Строки из походного дневника:

26 марта

Второй день при температуре — 35 ° дует в рожу «злобный чичер» — норд-ост. Надел меховую шапку, тубус. Но все равно идти противно. Перекуры минимальны. Вчера получили известия из Москвы. В семьях все нормально. 12-го марта умер писатель и полярник Владимир Санин. Сван стартовал 22-го марта. Про Файнеса ничего не слышно. На Кажарского (базовый радист на острове «Средний») вышел радист из Москвы Заушицын. Просит информацию о нас Дима Шпаро.

Вторично обморозил пальцы рук. Руки практически выключены из работы. Утром ничего не могу делать. Процедура переодеваний мучительно тяжела.    

У Онищенко продолжаются приступы радикулита. Идти, в принципе, стало полегче. Вот только ветер хлещет по морде. Сдвинули подъем на час вперед. Перешли на летнее время. Сменил синтепоновые носки на шерстяные. Коросты на лице отпали, но на очереди новые. Петлах жалуется на сердце. Принято решение полностью разгрузить его нарты.

27 Марта

Рано утром наш сон был прерван громкими возгласами Саши Рыбакова: «Ребята, проснитесь! Володе плохо. Помогите же!» Плохо было Володе Петлаху, нашему доктору. Он лежал у входа в палатку недвижимый и совсем не реагировал на наши вопросы. Пытаясь выйти из палатки, Володя почувствовал внезапную острую боль в области сердца и от болевого шока потерял сознание. Но об этом мы узнали, когда он пришел в себя после таблетки нитроглицерина и мог невнятным шепотом произносить отдельные слова.

Строки из походного дневника:

27 марта

Разбужен возгласами: «Володя, вставай, Володя, вставай! Что с тобой? Сережа, поднимись! Володе плохо!» Это кричал Рыбаков, дежурный по кухне. Петлах утром встал по нужде, и ему стало плохо. Что-то с сердцем. От болевого шока потерял сознание. Все вскочили, стали искать сердечные средства. Дали три таблетки нитроглицерина, сделали инъекцию.

Через час — полтора, когда Володя стал помаленьку приходить в себя и слабо говорить, он сообщил, что у него резкая не проходящая загрудинная боль и немеет левая рука. Инфаркт?

Петлах лежит без движения. Принимает шоколад и горячую пищу. Лежим в спальниках. Дневная связь с базой не состоялась. Дрейф несет нас на юго-запад. Уже «съеден» вчерашний переход (около 10 минут по широте).

Вечером установили связь с базой и Хатангой. На Среднем бортов нет. Хатанга ушла с частоты. Пришлось искать ее через «погранцов» по их каналам. Договорились об оплате санрейса сверх договора. Наконец, все улажено. Два борта МИ-8 вылетают завтра утром на мыс Арктический.

Лощиц периодически обсервируется. Дрейф ослаб. Ветер север-северо-запад, температура — 35 °. По решению Чукова сопровождать Петлаха будут Онищенко и Сафонов. Сафонов по обстановке останется на Среднем.

Утром Федя кормит гречкой и какао. В обед творог и какао. Разбираем личные вещи отбывающих. Мне досталась только маска от ветра. Отправляю задубевшие штаны, красную куртку синтепоновую Егорова, которая тоже промокла под спальником и задубела, рубаху, нижнее белье, лишние хлопковые носки, брезентовый анорак. Облегчился на 3 — 4 кг. Прибавка груза ожидается  значительно больше. Бензин, продукты, лодка, бухты с веревками и др. Настроение, конечно, невеселое. Во-первых, вызывает тревогу состояние больного, во-вторых, автономность похода, по сути, формально рухнула. Значит, не судьба…

Борт с мыса Арктический вылетел в одиннадцать двадцать, с ожиданием прибытия в тринадцать сорок в нашу точку с координатами 84 °18 ‘ с. ш., 87 °40 ‘ в.д.

Постоянно на приеме радиостанция. Включен приводной маяк (121,5 МГц). Вертолет навели радиомаяком и ракетами.

После обеда прошли 4 часа на жесткий северный ветер.

Радист Юрий Егоров

28 Марта

Володе стало легче, но вопрос об его эвакуации уже решен. Вместе с ним вертолетом МИ-8 отправляется на остров Средний Володя Онищенко. Сопровождать больных будет Леня Сафонов. Таково решение Чукова.

29 Марта

За двое суток вынужденной стоянки встречный дрейф льдов отбросил нас назад почти на двадцать километров, то есть, потерян, по крайней мере, еще один напряженный ходовой день, который придется заново отрабатывать.

Строки из походного дневника:

30 марта

Ветер стих. Второй переход уже иду без тубуса. Но температура по-прежнему -32 °. Идется тяжеловато. Мне нагрузили дополнительно: аккумулятор 5 кг, бензин 5 л. (всего у меня 17 литров), корейку 10 кг, перловки 8 кг, сухарей 3 кг, ракеты, шоколад, почти весь, кроме одной коробки «Веселых ребят», лыжные палки запасные, коврики, личные вещи.

В обед Федор рассказал, как Шпаро просил Снегирева (журналист из «Комсомольской правды») не пускать нас на маршрут к Полюсу в 88-ом году. Эта акция была осуществлена через секретаря ЦК  Егора Лигачева. (Шпаро В 88-ом году делал с канадцами трансарктический переход от России в Канаду. Стране не надо много героев! Зачем кто-то будет путаться под ногами?)

3 Апреля

День сегодня знаменательный. Закончился первый месяц нашей полярной одиссеи. Перешагнули через восемьдесят пятую параллель. Родился Саша Выхристюк. В честь праздника остановились на час раньше обычного. Именинник угощает традиционным пловом. Таня, наш строгий нач. прод расщедрилась и выдала дополнительную кружку риса, кусок корейки и луковицу. Плов удался на славу. Саша принимает поздравления и подарки.

Именинник готовит фирменный плов

 Фото: Иван Кужеливский, Владимир Медведев, Александр Выхристюк и другие члены команды «Арктика».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Если эта заметка Вам понравилась, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях: кнопки «Поделиться» располагаются ниже

Связанные с этим материалом заметки:

Автономные лыжные экспедиции команды «Арктика» к Северному полюсу. Предисловие
Первая автономная лыжная экспедиция команды «Арктика» к Северному полюсу в 1987 г.
Все заметки того же автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Светлана

    22.07.202009:28

    Здорово! Какие интриги бывают и среди сильных мужиков! Читаю через телефон, может пропустила, что с доктором-то, после лечения продолжал в дальнейшем участвовать в новых экспедициях? Спасибо за рассказ, все подробности ценны!
    1. Сергей Печенегов

      22.07.202013:03

      Автор: Светлана
      Здорово! Какие интриги бывают и среди сильных мужиков! Читаю через телефон, может пропустила, что с доктором-то, после лечения продолжал в дальнейшем участвовать в новых экспедициях? Спасибо за рассказ, все подробности ценны!
      Спасибо, Светлана, за визит и комментарий! Доктор Владимир Петлах жив, здоров. Виделись в прошлом году на встрече команды по случаю 30-летия этой экспедиции. Подозрение на инфаркт не подтвердилось. В походы сложные больше не ходил. Но в Арктике бывает регулярно в роли судового доктора на круизном атомоходе. Ну, а по поводу интриг, то они встречаются всегда и везде. C’est la vie !